Заявление Путина, Трампа и Макрона по НКР сыграло на руку России

6.10.2020

Совместное заявление президентов России, США и Франции по Нагорно-Карабахской Республике (НКР) от 1 октября должно изменить наше понимание реальной ситуации в современной мировой политике. 

Прежде всего, такой документ — это не три отдельных официальных заявления стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, каждое из которых и само по себе имело бы значительный вес: даже в случае Эммануэля Макрона, а особенно — в случае Владимира Путина и Дональда Трампа, поскольку речь идет о лидерах трех ракетно-ядерных держав — постоянных членов Совбеза ООН с правом вето. 

Кроме того, подобное заявление не только должно было быть кем-то инициировано, но его текст был обязан пройти предварительное согласование и одобрение — если не на уровне лично президентов, то на уровне их аппарата и национальных дипломатических ведомств. А это минимум на порядок более сложная, трудоемкая и длительная работа, чем при первом варианте. 

Кто же дал импульс данному процессу? И кто по итогу обеспечил нужный и быстрый результат «на выходе»? Этого мы не знаем сейчас и, возможно, не узнаем никогда. Но некоторые соображения на тему высказать стоит, поскольку событие действительно знаковое. 
Тот факт, что Путин сообщил о подготовке заявления на совещании с постоянными членами Совета Безопасности РФ, стал известен только за час до появления документа на сайте kremlin.ru. Это была первичная информация. До того ни из Вашингтона, ни из Парижа утечек не было. Это, в свою очередь, позволяет предположить следующее.

Первое. Инициатором совместного заявления на государственном уровне выступила российская сторона, для которой обострение азербайджано-армянского конфликта значительно более чувствительно, чем для США и Франции. 

Второе. С высокой степенью вероятности к продвижению этого текста причастна мировая армянская диаспора, позиции которой особенно сильны как раз в США, где вот-вот состоятся президентские выборы, и во Франции. Не исключено, что ее представители обратились с соответствующей просьбой и соответствующими гарантиями к российской стороне. 

Третье. Дополнительную роль применительно к официальному Парижу в этой ситуации могли сыграть многочисленные «косяки» Макрона по отношению к Путину: экспресс-визит в Вильнюс для встречи со Светланой Тихановской, поддержка озвученной Ангелой Меркель версии о «вине Кремля в отравлении Алексея Навального», слив в Le Monde информации по телефонному разговору с Кремлем и т. д. 

А теперь — о содержании и вероятных последствиях данного заявления. 

По форме оно обращено к президентам Азербайджана и Армении, а по сути у него имеется и третий, главный адресат — президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Последний не только заявил о полной поддержке официального Баку по формуле «два государства, один народ», но и потребовал полного восстановления азербайджанского суверенитета над территорией Нагорного Карабаха, что в нынешней ситуации должно привести к катастрофическим гуманитарным последствиям.

Даже оставляя в стороне затронутый Путиным на Совете Безопасности РФ вопрос о переброске в Азербайджан боевиков с подконтрольных туркам сирийских территорий, следует сказать, что без поддержки Эрдогана Ильхам Алиев вряд ли решился бы начать военные действия. При этом поведение турецкого лидера, который позволил себе указывать странам-сопредседателям Минской группы ОБСЕ по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе, как им себя вести и какие действия предпринимать, явно выходит за рамки нормальной дипломатической практики. 

Впрочем, его двусторонние отношения с США Трампа и Францией Макрона (по кипрскому и ливийскому вопросам) тоже являются достаточно конфликтными — что называется, «на грани фола». Практически то же самое, с необходимой поправкой на «фактор Путина», можно сказать и про Россию. В самом деле, Эрдоган всячески демонстрирует собственную «самостийность»: от непризнания Крыма российским до статуса «бармалеев» в Идлибе, от судьбы «Турецкого потока» до вмешательства во внутренние дела Ливии. Плюс нынешнее обострение азербайджано-армянского конфликта.

Впрочем, многочисленные внешнеполитические эскапады турецкого лидера объективно играют на руку лидеру российскому. «Тюркская» угроза Нагорному Карабаху буквально толкает Армению как государство и мировую армянскую диаспору в сторону России, полностью нивелируя их антироссийский и антипутинский тренд, который выразился в приходе к власти в Ереване прозападного премьер-министра Никола Пашиняна. Причем делается это вовсе не за счет прямой или косвенной конфронтации Москвы с Баку, а значит — на уровне высшего политического пилотажа. 

Далее, появление совместного заявления президентов РФ, США и Франции не только обуздывает непомерные геополитические аппетиты Анкары и Баку, но и лишает смысла все попытки наших западных «партнеров» путем информационной войны, дипломатических демаршей, разного рода санкций и спецслужбистских операций представить Кремль в качестве какого-то нерукопожатного изгоя мировой политики, «воплощения мирового зла» и т. д. 

Можно долго и подробно говорить о том, какие плюсы и минусы получат или могут получить от деэскалации нынешнего азербайджано-армянского конфликта другие акторы международной политики: Китай, ЕС, Индия, Великобритания, Иран, Израиль, исламские страны и т. д. Важно то, что изменение логики обстоятельств всегда приводит к изменению логики намерений — и к соответствующему переформатированию баланса сил. 

На примере ситуации в Нагорном Карабахе мы видим, что этот баланс, несмотря ни на что, переформатируется в пользу России. 

 

Не забудьте ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях. 

 

Количество просмотров:0

Материалы по теме

Материалы по теме

Картина Дня

Мнения

Видео