Сечин показывает пример Грефу. Роснефть против Сбербанка

15.09.2020

В данном материале я бы хотел сравнить подход к акционерной и дивидендной политике двух российских госкомпаний: Роснефти и Сбербанка. В первом случае мы видим яркий пример государственного капитализма, во втором случае - рыночного либерализма.

Роснефть и Сбербанк входят в тройку самых крупных компаний России по капитализации. Впрочем, капитализация является весьма эфемерным показателем, и я бы не уделял ему ключевое внимание. Но это единственный параметр, по которому можно хотя бы условно ранжировать компании.

Политика Игоря Сечина существенным образом отличается от политики Германа Грефа. Но обо всем по порядку

Для начала рассмотрим структуру акционерного капитала обеих компаний.

Сбербанк:

50%+1 акция - правительство России в лице ФНБ (контролируется Минфином)
45.04% - иностранные акционеры (юр. лица)
3.15% - частные инвесторы
1.81% - российские акционеры (юр. лица)
Роснефть:

40.40% - Роснефтегаз (учредитель - Российская Федерация через Росимущество)
19.75% - British Petroleum
18.93% - QH Oil (Катар)
10.56% - Free Float (акции в свободном обращении)
9.6% - РН-НефтьКапиталИнвест ("дочка" Роснефти)
0.43% - РН-Капитал ("дочка" Роснефти)
0.34% - прочие миноритарии
Первое, что бросается в глаза при сравнении двух компаний - довольно высокая доля иностранных акционеров в каждой. У Сбербанка это 45%, у Роснефти - не менее 38.5%. Обе компании проводят щедрую дивидендную политику, выплачивая по 50% от прибыли по МСФО.

Однако Роснефть платит британскому BP и катарскому QH Oil, а Сбербанк абстрактным непонятным иностранцам, большинство из которых составляют американские и британские хедж-фонды.

Иностранные акционеры Роснефти выполняют важную миссию. Во-первых, они делятся лучшими мировыми практиками в области нефтедобычи, нефтепереработке, а также управления компанией. Во-вторых, они помогают Роснефти избежать санкций. Напомню, Роснефть около 8 лет беззаботно работала в Венесуэле. А для США Венесуэла является еще большим раздражителем, чем Крым (куда не хочет заходить Сбербанк). По итогу Роснефть передала венесуэльские активы российскому государству, а санкции были наложены чисто символические (что называется, для галочки). Но на практике они ничего не означают.

Выполняя важную миссию, BP и QH Oil получают хорошую прибыль. В это же время непонятно, какую полезную нагрузку несут иностранные акционеры Сбербанка.

У Сбербанка акции Free Float (в свободном обращении) составляют практически половину акционерного капитала, в то время, как данный показатель у Роснефти равен всего лишь 10.56%. Однако и этого Сечину показалось много, поскольку все равно значимая часть прибыли "уходит" непонятно куда, а иностранные акционеры даже в теории могут довести свой пакет до 25% (блокпакет).

Поэтому с 2020 года Сечин начал проводить политику buyback, суть которой заключается в обратном выкупе акций. Более того, выкупаются акции, которыми владеют иностранцы, и которые обращаются на иностранных биржах. Ценные бумаги записываются на дочернюю компанию РН-Капитал. Всего с начала года было выкуплено порядка 52 млн. акции или же 0.5%:

Для того, чтобы гарантировать невозможность BP или QH Oil приобрести блокпакет, Роснефти необходимо совершить обратный выкуп как минимум 5.25% free float акций. Первый этап программы, который реализуется сейчас, подразумевает buyback примерно 3.2%. Остальные 2-2.1% будут "оформлены" на втором этапе.

Что мешает Грефу начать обратный выкуп акций - не понятно. Видимо, лучше отдавать миллиарды долларов иностранным акционерам, которые не несут никакой полезной нагрузки. На примере Роснефти мы видим, что buyback не только не ведет к падению стоимости акции, но и укрепляет их, поскольку в свободном обращении становится меньше ценных бумаг при сохранении количества желающих ими торговать.

 

Не забудьте ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях. 

 

Количество просмотров:0

Материалы по теме

Материалы по теме

Картина Дня

Мнения

Видео