Новый мир: Какие геополитические перемены уже на пороге?

17.08.2018

Геополитическая сердцевина Земли — штука непостоянная, ветреная: то она в Европе, — да и там у одного хозяина надолго не засиживалась, — то в Америке, куда начала перемещаться после Первой Мировой.

Но и Вашингтон со своими конгрессами да ФРС приютил кочевницу на век. Не больше. Теперь, трансформируя ставшие общепринятыми глобальные расклады, путь её лежит в Азию, причём, Юго-Восточную. Новые контуры построения всемирной экономики затронут вековые стратегические противостояния, такие как Большое индокитайское соперничество. Оно казалось неустранимым, погасить его может лишь одна страна — Россия.

Это для нашей державы ХХ век начался в 1917-м, а завершился в 1991-м. Во всемирном масштабе он стал веком США, был несколько более затяжным: стартовал с Первой Мировой, — ну, или с создания годом раньше ФРС, ставшей с годами всепланетным эмитентом, — завершился, судя по всему, избранием Трампа — националиста, возвращенца первостепенности и «верховного судии», подписавшего приговор глобализации по-американски, которая уже упёрлась в стены естественных рубежей расширения.

Видимо, теперь основные выигрыши от транснациональной интеграции будут получать не США. До этого, долгие годы именно они были главным бенефициарами объединения мира своим ВМФ и долларом и зарабатывали на печатании последнего и разделению труда в мире по своим правилам минимум, по расчёту Михаила Хазина, по триллиону «вечнозелёной» дополнительной прибыли ежегодно на карманные расходы и подъём ВВП. Но продолжаться бессрочно так не могло: построив в Срединной империи «сборочный цех», Вашингтон создал и взрастил конкурента, путём которого пошли другие государства Юго-Восточной Азии.

А ведь когда-то, — тема восстановления величия всплыла не просто так, — Штаты были страной рабочих, инженеров, предпринимателей, финансистов, естественно, а не прибежищем креативных мерчандайзеров и психологов.

На рубеже XIX-XX веков американская доля во всемирном ВВП составила 10%. Апогей пришёлся на Вторую Мировую, в ходе которой в США производилось 60% всемирного промпроизводства. К 1948-му промышленный удельный вес державы составил 55% (не учитывались показатели всего социалистического лагеря). 1960-й — 40% планетарного ВВП, 2014-й — 22.

Не пройдёт и 15-ти лет, Поднебесная по этому показателю станет выше Града на Холме, где и сегодня производства — менее 20% в валовом продукте. Остальное — услуги.

Есть и ещё один небольшой перекос, весьма приятный, надо отметить, для жителей Штатов: «противоречие благоустройства». Доля Светоча демократии в глобальном производстве, не считая всяких деривативов с хеджированием и интеллектуальной собственности, — порядка 20%, зато потребления — приблизительно 40%. Всё это записывается в графу: «издержки остального мира». Проповедникам общечеловеческих ценностей надо платить. Однако, не все, почему-то, согласны безропотно отдавать своё, даже если оно — не последнее. Для сохранения всепланетного лидерства необходима его защита, тем более эти претенденты не просто набирают силу, но и объединяются.

Это отнюдь не означает, что у соискателей нет разногласий, просто есть что-то, заставляющее забыть о них.

Америка, увлёкшись возвращением величия, объявила экономическими врагами всех. Под раздачу попала и Европа. И не только «бумерангом» за Иран, вводятся и металлические пошлины. Правда, они незначительны в сравнении с антикитайскими.

А Пекин призывами остановиться не ограничится, отвечать будет «по полной». Отмалчиваться не собирается и Анкара, тоже записанная в противники. От мексиканцев — отгородиться, об «изгоях» из оси зла и говорить не приходится.

Похоже, эта самая ось потеряла твёрдость, обретя гибкость верёвки, затягивающейся на шее гегемона. Причём делают это не русские, а производители из Китая и Индии, стартовавшей чуть позже, но пытающейся быть активней. Экономический рывок Нью-Дели будет также осуществлять с опорой на овладение внешними рынками, если, конечно, Пекин пустит их туда. Вслед за модернизацией порта Мумбаи индусы вложили $150 миллионов в другую водную гавань, Чабахар, расположенную… в Иране. Также сделан большой шаг к «Южному транспортному коридору» в Кавказ/Среднюю Азию чтобы предложить там свои недорогие товары.

Конкуренция, однако: Поднебесная вкладывается в Пакистан. Связи этой страны с бывшими соотечественниками, — британцы, тогда бывшие ещё великими, уходя из Индии разделили её на две части, — приветливыми не назовёшь. Как, впрочем, и отношения с КНР. Две державы были неоднократно близки к возобновлению военного конфликта. По крайней мере, так хотелось видеть это в Штатах. Следующая точка соперничества — Афганистан. Одни поставляют туда продовольствие не через горы, другие — включают в КПКР, «китайско-пакистанский коридор развития».

Интересный геополитический расклад: Афган, — «ключ к сердцу мира», — поддерживает реноме. После российско-британского, советско-американского противостояния там, в Большую игру, — к счастью, не военную, а промышленно-транспортную, и сырьевую: индусы строят в Чабахаре завод СПГ, — вступили восходящие силы Азии. Позиция России здесь проста: не просто дружить с обеими сторонами, но и попытаться сгладить все напряжённости между ними.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: РОТШИЛЬД ОБЕСПОКОЕН: МИРОВОМУ ПОРЯДКУ ГРОЗИТ ОПАСНОСТЬ

Москва крепит связи с Китаем, одновременно с этим исподволь формируется новый стратегический альянс с Тегераном и Нью-Дели, получающим стабильный доступ к дефицитным энергоносителям. Остановят ли их трамповкие санкции? Демократия, конечно, штука хорошая, но терять многомиллионные инвестиции, — в начале 2018-го желание индусов вложить $2 млрд в иранское железнодорожное хозяйство скреплено договором; и это — лишь начало инвестиций, — неприятно: деньги-то печатаются в другом центре.

Может быть, антиперсидские настроения Трампа обусловлены резким возрастанием геополитической значимости ИРИ? Не умно: этой оси под силу хотя бы отчасти уравновесить китайское влияние. Зато, с точки зрения Светоча демократии, санкционное давление на РФ, оказывающуюся на перекрестке двух важнейших логистических потоков, на позицию стержня оси, налаживающего индокитайскую связь, сооружающую стратегический треугольник РИК, объяснимо.

Проигрывают при этом США, возвращающие величие, но теряющие глобальное экономическое и геополитическое значение. Вашингтон делает всё для того, чтобы изъять Индию из БРИКС и ШОС, даже на покупку наших С-400 смотрят сквозь пальцы, не наказывая санкциями. Сможет ли Дядя Сэм сформировать с Нью-дели, согласившимся поддержать рестрикции Ирана… в случае официального объявления их ООН, альянс «против Китая»? Но если полностью склонить на свою сторону в этом вопросе не удалось и ЕС, успех альянса орла и слона выглядит не слишком вероятным.

Южный транспортный коридор против «Шёлкового пути»? А почему обязательно вести речь о соперничестве, ведь дороги связывают, не разобщают. В планах нашей страны — возведение моста на Сахалин, продление трассы до Японии. Так что военно-географическое преимущество прошлых веков, — расположение за двумя «большими лужами», — может стать минусом в XXI веке. Тем более, если огораживаешься от Канады и Мексики. Есть такая профессия: доллар хоронить, Америку банкротить. Раньше этим занимались политологи с экономистами, теперь за дело взялся Трамп, наконец-то, в Хельсинки узнавший их первых рук, зачем его выбрал Путин.

Источник

 

Не забудьте ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях. 

 

Количество просмотров:335

Материалы по теме

Материалы по теме

Загрузка...

Картина Дня

Мнения

Видео