Румыния и Венгрия не станут спасать Буковину и Закарпатье от бомбёжек ВСУ – Олег Хавич

17.07.2020

Собирать с выезжающих за границу граждан деньги предлагали Ющенко и Порошенко. Теперь идея облагать налогом отъезжающих прозвучала на совещании у Зеленского. Польша готова нести расходы по стимуляции трудовой миграции с Украины. Россия упрощает условия и сокращает сроки получения гражданства для жителей Украины.

О том, что Зеленский – грустный клоун и дурак, а Мукачевская бригада ВСУ готова «взять Венгрию за три дня», обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову рассказал покинувший Украину политолог Олег Хавич.

Валентин Филиппов: Наша виртуальная студия сегодня находится в Польше и в Крыму одновременно. А в гостях у нас политолог, публицист, журналист, общественный деятель, просто, в конце концов, хороший человек с Западной Украины Олег Хавич.

Олег, здравствуйте.

Олег Хавич: Добрый вечер, Валентин.

Валентин Филиппов: Олег, буквально на днях на Западной Украине проходило совещание с участием президента Украины Зеленского. И там была высказана потрясающая идея, что люди, выезжающие из Украины на заработки, должны бы сделать какие-то взносы. Какой-то налог заплатить Украине. Потому что, в конце концов, родились в украинском роддоме, ходили по украинским дорогам, учились в украинских школах, в детских садах их нянчили.

Они должны «отдать долг» своей родине прежде, чем ехать и зарабатывать деньги в западных странах, в том числе в Польше.

Как считаете, Польша готова платить этот налог, чтобы получить заробитчан, гастарбайтеров на свои клубничные поля?

Олег Хавич: Понимаете, Валентин. Мне очень грустно отвечать на этот вопрос по двум причинам. Во-первых, это совещание происходило в моём родном городе Черновцы. Во-вторых, я лично знаю этого человека. То есть, это ещё советский руководитель, который успешно стал кооператором, а теперь руководитель какого-то условно нового предприятия. Стыдно, конечно. С одной стороны, ничего нового. Было же это всё. Евреи, которые уезжали из Советского Союза, они же должны были заплатить за высшее образование, ещё за что-то.

Валентин Филиппов: Ну, квартиры вернуть, в конце концов.

Олег Хавич: Квартиры – это само собой. Но, кроме того, что квартиры вернуть, они должны были физически, деньгами советскими заплатить за полученное, например, высшее образование. Поэтому, этот человек, он ещё жил в это время, и, видимо, родимые пятна, поскольку у нас хватает в украинском патриотизме различных таких отсылок к советскому режиму, они у него сработали. Хватательный рефлекс. Грустно.

На самом деле, эти идеи звучали и раньше, но поскольку их позволили озвучить на совещании с участием президента, то я не удивлюсь, что скоро они оформятся в какой-нибудь законопроект, или де-факто, будет такая практика введена.

Валентин Филиппов: Логично же. Подождите, лес кончится, кругляком торгуем, всё кончится. Вы не забывайте, что при рождении ребёнка государство даёт какие-то деньги. Не такие большие, как в России или где-то еще, но какие-то даёт.

Олег Хавич: Даже не такие большие, как при Януковиче.

Валентин Филиппов: Может быть, действительно, если этот ребёнок уезжает, вырастает, ему становится 18 лет, он уезжает работать за границу, наверное, надо тогда вернуть эти деньги государству?

Олег Хавич: Понимаете, это подход такой, что, типа, скажите спасибо, что мы вас по органам не….

Валентин Филиппов: Да, я, кстати, хотел спросить. Каждый выезжающий, он же две почки вывозит.

Олег Хавич: То есть, действительно, можно посчитать человека по органам. Пусть тогда заплатит не только за право рождения, за количество прожитых на великой украинской земле лет и полученных там каких-то дипломов, но ещё и за, как вы правильно выразились, две почки, одно сердце и так далее.

Валентин Филиппов: А вот выезжают девочки не рожавшие, скажем так. Ну, вот по статистике, каждая женщина всё равно рожает хотя бы одного ребёнка. В среднем. И если украинка не рожавшая выезжает на Запад, то она теоретически вывозит вот этого не рождённого ребёнка. И поэтому, наверное, можно за этого ребёнка тоже с неё взять?

Олег Хавич: Посчитать же можно, как угодно. Учитывая людей, которые сейчас на Украине при власти, они и до этого могут додуматься.

На самом деле, вопрос, который вы поставили по поводу Польши, был серьёзный. То есть, если мы до сих пор как-то так достаточно углубились в саркастический стиль, то я вас удивлю.

Польша готова будет заплатить.

Валентин Филиппов: А Россия нет, почему-то.

Олег Хавич: Польша готова. Россия платит по-другому. Россия рассчитывается гражданством.

Но вы мне задали вопрос по Польше. Я отвечу.

Валентин Филиппов: Польша купит людей?

Олег Хавич: Польша купит. Польша пойдёт на это. Например, сейчас. По польским нормам въезжающий из Украины гастарбайтер должен пройти тестирование, и должен пройти двухнедельную самоизоляцию, карантин. Это оплачивается за счёт польских работодателей.

Понятно, что жильё могло быть лучшим, но, в принципе, это не землянки. Это просто комнаты с минимально возможными условиями. На самом деле, сейчас той жути, которая бывала раньше, пять лет назад показывали различные кадры, – той жути уже нет.

Поляки поняли, что это им в минус играет. Даже власти поняли, что настолько экономить на гастарбайтерах нельзя, поэтому какой-то минимальный уровень жизни обеспечивают. Вопрос в том, что это может быть помещение, где живут 10 человек на двухярусных койках. Но, в принципе, это будут койки, на которых можно будет спать, в соседней комнате будет нормальный, более или менее, туалет, душ, какая-то кухня.

Валентин Филиппов: Комната отдыха с телевизором, говорят.

Олег Хавич: Это не будет какая-то тюремная камера. Жить там можно. Плохо, но…

Валентин Филиппов: Просто хостел.

Олег Хавич: Да, жёсткий хостел, но, всё-таки, это не камера. И платят работодатели, потому что поляки не идут работать на те работы, на которые идут работать украинцы. Платят законно. Естественно, нелегалы есть. По моим оценкам они составляют не больше 10% украинцев, которые работают. Как правило, совсем какая-то мелочь – буквально работа на несколько дней, яму какую-то выкопать, дорожку проложить.

Тут, скорее всего, будут нелегалы. Если речь идёт о строительстве какого-то объекта, даже не особо важного, но легального, вопрос может быть в том, что люди перерабатывают нелегально. Но они устроены официально, они имеют страховку.

Валентин Филиппов: Так, слушай, ну, может, это решение какое-то экономическое украинской проблемы? Ведь, 35-40 миллионов населения, из них работоспособных 15 миллионов. Если с каждого взять за то, чтобы отпустить 100 долларов, 150 или 200. Отпускать на год-два-три и разную сумму назначить, то, в принципе, не все же уедут навсегда, некоторые вернуться, заплатят потом повторно.

Олег Хавич: На полном серьёзе эти идеи обсуждались ещё при Ющенко. Я не помню ничего подобного при Януковиче, но при Ющенко эти идеи обсуждались.

Валентин Филиппов: То есть, они давно это планируют.

Олег Хавич: Да. Эти идеи обсуждались при Порошенко. Например, при Порошенко ходил какой-то проект закона о том, что гражданин Украины, возвращающийся из-за границы, который пробыл более 90 дней, он должен был, по мнению авторов этого законопроекта, заплатить за каждый день пребывания за пределами Украины фиксированную сумму.

Валентин Филиппов: Тоже идея хорошая.

Олег Хавич: То есть, работал ты, не работал. Государство Украина считает, что ты работал. Если ты пребывал за границей Украины более 90 дней, значит, у тебя были деньги. Неважно откуда ты их брал. Всё, поделись с краиной. Поэтому, знаменитое, вошедшее в историю, ставшее мемом заявление, что “Люди – новая нефть”,  на Украине оно значительно ближе к своей тотальной реализации, чем в России.

Потому что в России ещё осталась реальная нефть, газ, другие ресурсы, плюс ещё остатки какой-то промышленности. Поэтому там прямо вот так не подходят к своему населению. Там по-другому подходят. Я бы не хотел раздражать.

Валентин Филиппов: Можешь.

Олег Хавич: Дело не в том. Смотри, Валентин. Года полтора назад, когда сайт Украина.ру, с которым мы сотрудничали, готовил такой материал о стоимости оливье по всему миру. И я тогда впервые поинтересовался, какая же стоимость продуктов, обычных харчей в России. В принципе, в России харчи чуть дороже, чем в Польше в среднем. На Украине плюс-минус такие же цены.

Просто, понимаешь, тут качество продуктов ощутимо выше. То есть, они там жалуются, конечно. Но на самом деле, качество продуктов тут выше. Может, как-то доходила до тебя информация, пару месяцев назад тут был жуткий скандал. Одна из сетей супермаркетов бюджетных выставила украинские огурцы под видом польских. Страшный скандал был, антимонопольный комитет дело открыл. Штрафы, все дела, обман потребителей. Тут реально поляки стараются покупать только своё. Притом, продукты достаточно качественные.

Возвращаясь к тому, с чего мы начали. Пока, действительно, люди остаются главным ресурсом Украины. И просто в России это оценили давно. Я, правда, скептически отношусь ко всем трубадурным реляциям: “Ну, вот, теперь бывшие граждане Украины могут получить гражданство чуть ли не онлайн”.

Валентин Филиппов: По сравнению с тем, что было, стало легче. Это всё в сравнении.

Олег Хавич: Понимаешь, Валентин. Я буквально пару дней назад читал пост человека, бывшего киевлянина, у которого ушло на получение гражданства шесть с половиной лет. Причём, он ничего не нарушал, он уехал в 2014 году, получил РВП.

Валентин Филиппов: Я знаю, о ком ты говоришь. Но, ты понимаешь, во-первых, у него было какое решение в своё время. Он получил РВП в своё время и решил больше не дёргаться. Он решил, что вот оно пусть идёт, как идёт. И только сейчас, когда появилась возможность по «носителю русского языка», он думает: “Ну, зачем я буду это ВНЖ делать, пойду сразу получу гражданство”. И пошёл его получил.

Олег Хавич: Заняло у него это полтора года.

Валентин Филиппов: Да, полтора года. Но, по старому закону он должен был сейчас после РВП пять лет, три года походить с ВНЖ, и только потом подать на гражданство и опять плюс ещё полтора года. То есть, у него бы это заняло 10 лет. Это если старые законы брать.

А на сегодняшний день люди приезжают и получают гражданство. По закону они должны получить его за полтора месяца, за 6-7 месяцев они его получают. Это с момента приезда. То есть, я сам тоже приехал в 2014. Но на тот момент не то, что получить гражданство, просто легализоваться было невозможно.

Олег Хавич: Всё равно, получается некоторым образом, замкнутый круг. Может быть я не специалист. Как выглядит, например, легализация украинского гастарбайтера в Польше.

Валентин Филиппов: Гораздо проще, я так думаю.

Олег Хавич: Как выглядело. Потому что сейчас сложнее, потому что карантин. Как выглядела легализация украинского гастарбайтера в Польше до середины марта 2020 года. Человек просто приезжал, имея паспорт и ничего, ну и туристическую страховку. Он находил работу. Работы было полно, огромное количество предложений. На шесть месяцев человек мог получить работу.

Если он хотел проработать, например, три месяца и вообще не оформлять никаких ни виз, ничего, ему оформляли специальные документы по заявлению работодателя о том, что человек хочет нанять гражданина Украины на временной основе.

В принципе, оно на шесть месяцев. Этот документ оформляется пять рабочих дней, пять. Человек в субботу приехал, в воскресенье нашёл, договорился, потому что такие фирмы работают круглосуточно, в понедельник ему сдали в соответствующее заведение пакет документов. А пакет документов – ничего, паспорт и всё. Работодатель страховку даёт и так далее. В пятницу он получал этот документ и имел право просто с украинским паспортом, без ничего работать легально.

Валентин Филиппов: Так, послушай. Вы же всё время все путаете в России легализацию, как гражданина и работу. Ты можешь приехать в Россию, и в течение одного рабочего дня, по большому счету, если у тебя есть деньги, допустим. Я тебе поясню, что такое деньги. Надо пройти медкомиссию. Ты можешь её пройти дома, на Украине и приехать со справкой. Если ты её не прошел дома, на Украине, есть больницы, где проводят медкомиссию за деньги быстро. Это стоит 100 долларов, а есть, которые медленно. Это стоит 1500 рублей, где тебе её будут три дня проходить. И ты подаёшь на патент, платишь деньги…

Олег Хавич: На патент.

Валентин Филиппов: Ты получаешь патент в течение одного дня. Платишь в зависимости от региона, где ты находишься. За месяц две тысячи, три, четыре тысячи в Москве. Платишь эти деньги, и идёшь устраиваться на работу. То есть, это делается действительно в течение одного рабочего дня, если у тебя медкомиссия готова.

Пожалуйста, ты этот патент можешь купить себе на год, и ты абсолютно легально находишься в России и работаешь.

Олег Хавич: У тебя должно быть место проживания.

Валентин Филиппов: Ну, конечно, ты регистрируешься, когда приезжаешь.

Олег Хавич: Тут [в Польше] этим занимаются сами фирмы.

Валентин Филиппов: В России тоже этим сами фирмы занимаются. Та фирма, которая нанимает людей, а огромное количество фирм в той же Москве, которые нанимают людей, она сама их регистрирует, сама им делает медкомиссию, сама делает этот патент. Если ты едешь в Россию на работу, на стройку какую-то, ещё куда-то, у тебя вообще проблем нет.

У нас вопрос к России один. Россия всегда к нам относится, как будто мы к ней на работу приехали. А мы же не на работу приехали, мы хотим гражданство, мы хотим, чтобы о нас заботились, мы хотим, чтобы нам дали танки, чтобы мы поехали и взяли Киев. Вот в чём претензии к России.

На работу мы в России все легко можем устроиться, кто угодно. У нас ещё один вопрос к России, какого хрена она массово берёт участников АТО, с Западной Украины. Им неважно. Купил патент – работай. А мы задаём вопрос: “Как же так?” Вот претензии к России.

Но, Польша, ты меня извини, тоже парня с Донбасса, который честно взрывал украинские танки, тоже возьмет на работу клубнику собирать и не спросит.

Олег Хавич: Да, без проблем.

Валентин Филиппов: Вот в этом у нас вопросы к Польше и к России. Потому что давайте мы уже разберёмся. Нам не работа от вас нужна, нам поддержка и танки. Я повыпендривался?

Олег Хавич: Знаменитая фраза “Никто никому ничего не обещал” не только Донбасса касается. Сколько там ни говорили, но русский народ появился только в заявлении Путина. А в Конституции Российской Федерации никакого русского народа так и нет. Русский язык есть, как язык государствообразующего народа.

Валентин Филиппов: Вот.

Олег Хавич: Татар, наверное. Татары же по-русски говорят, в основном?

Валентин Филиппов: Ну, слушай, с моей точки зрения, кто говорит по-русски, тот и русский народ.

Олег Хавич: То государствобразующий, а русский ли он? Это уже отдельный вопрос.

Валентин Филиппов: Потому что ты про русских говоришь, как про этническое какое-то сообщество. А русские – это наднациональное сообщество. Не путай, пожалуйста.

Олег Хавич: Ну, хорошо.

Валентин Филиппов: Татары – тоже русские. Не все. Но не все русские – русские, вот в чём дело.

Олег Хавич: Тут мы доходим до главного.

Валентин Филиппов: А дальше, у меня очень важный вопрос. Мне недавно одна очень яркая и популярная блогерша украинская сказала такую фразу: “Вот вы сдались и сбежали, а мы остались, и мы победим”. Они это честно так говорят?

Олег Хавич: Раз она тебе сказала, значит говорит.

Валентин Филиппов: Говорит, да? Всерьёз?

Олег Хавич: Ну, ты спрашиваешь, честно ли говорят. Говорят, а вот честно ли? Ну, ты понимаешь, человек, когда он говорит, он же может в это верить. Ты же знаешь, как люди проходят детектор лжи. Главное, быть уверенным в том, что ты говоришь.

Валентин Филиппов: То есть, она не понимает, что многих убили, многих посадили?

Олег Хавич: Я, например, не считаю героизмом то, что я там оставался и что-то делал. Я никому из уехавших, ни тебе, ни кому другому, у меня в голове бы не сформулировалась такая претензия, что вот, вы там уехали и так далее. Ни сейчас, ни тогда, когда я был на Украине, а вы уже уехали.

Я взрослый мальчик. Я же понимаю, чем кто рисковал. И сравнивать какую-то бытовую неустроенность иммигранта с бытовой устроенностью заключённого, мне кажется, бессмысленным. То есть, говорить об этом бессмысленно. Но, с другой стороны, мой пример – это классический пример того, что ничего изменить на Украине невозможно.

Я писал какие-то тексты, в основном, в фейсбуке. Что-то где-то выходило, кто-то где-то что-то брал, кому-то что-то отправлял. Причём, там прикол. Когда меня уже начали прессовать, и экспертизы текстов устраивать, то они же не из первоисточника брали. Они брали из каких-то совершенно левых русских изданий, о которых я вообще не подозревал, которые перепечатывали мои тексты. И говорили: “Вот, … вот эти ж русские”, хотя они выходили, на самом деле, на территории Украины первоначально.

Я когда что-то пишу, даже если я в фейсбуке что-то пишу, я в жизни не удалял ни одного поста. То есть, даже если я написал херню, я могу, в конце концов, в P.S. написать, или через какое-то время написать: “Знаете, ребята, а я вот полгода назад херню написал”. Ну, что ж делать, я ж её всё равно написал. Если я её удалю, она же от этого хернёй быть не перестанет.

Валентин Филиппов: Вот представь себе, президент Украины Зеленский сейчас садится и начинает постскриптумы писать ко всем своим постам годовалой давности: «Ну, я же был дурак».

Олег Хавич: Вопрос не в том, что он был дурак, а в том, что он остался дураком. Вот, в чём проблема. Если б он был дурак, а стал умный, то мог бы он ничего и не писать. А так он был дурак, и остался дурак.

Валентин Филиппов: Ну, смешной же.

Олег Хавич: Ну, смешной, да. Хотя, я писал о нём вчера, обзор о его вояже на Западную Украину. Он был в моих родных Черновцах и был на Волыни. Он уже грустный клоун совершенно. То есть, все местные отмечают, в том числе и те журналисты, которых я знаю, что клоун сдулся. И он уже даже, когда отгавкивается, он уже делает это настолько вяло. То есть, он понимает, что его пинают, но он уже даже тявкать сильно не может. Всё.

Валентин Филиппов: Он не с радостью воспринимает падение своего рейтинга? Мне иногда кажется, что он даже подыгрывает, что происходят какие-то события, которые от него зависят.

Олег Хавич: От него уже ничего не зависит. Я не могу сказать, насколько от него что-то зависело, например, год назад, после вступления в должность.

Хотя, мне кажется, те же списки “Слуги народа” формировались без его какого-то участия. Там отдельные люди, КВНщики – это его, а большинство там совершенно другие люди. Но, сейчас от него точно ничего не зависит, абсолютно. Он, реально, находится в каком-то подвешенном совершенно состоянии.

В Черновицкой области есть со времён Первой мировой войны инфраструктурная проблема. У области нет прямого железнодорожного сообщения с Киевом. То есть, как построили Российская и Австро-Венгерская империи железную дорогу через Бессарабию, через Новоселицу, через Молдавию, так она и есть. То есть, от Черновцов до Каменца пятьдесят километров, а поезд туда идёт почти сто километров, потому что он идёт матюком, через юг, через Молдавию.

Надо построить один мост и 40-50 километров железной дороги. Новый губернатор, я хорошо Сергея Осадчука знаю много лет и с уважением к нему отношусь, но сочувствую. Человек, с моей точки зрения, зря в это ввязался, но он искренне хочет помочь своей области, ну, пусть помогает. Я его критиковать не буду, потому что, по крайней мере, он умный. Это уже редкость среди украинских чиновников.

Так вот, он обращается на совещании к Зеленскому, говорит: “Товарищ Президент, нам надо построить пару десятков километров железной дороги, потому что у нас нет прямого сообщения с Киевом”. Зеленский говорит: “Опа, а я не знал, что у вас нет прямого сообщения”.

Валентин Филиппов: Ну, я тоже не знал.

Олег Хавич: Подожди, но ты не президент.

Валентин Филиппов: Как в “Покровский воротах”: “Савва, Савва, а тебе зачем это надо?”. Ну, вот зачем вам, чтобы из Киева к вам в Черновцы была прямая железная дорога не через заграницу? Ну, ты же вдумайся, они же через заграницу ни танки не повезут, ни боеприпасы, ничего этого через заграницу они провезти к вам не смогут. А вы предлагаете ещё и мост построить.

Олег Хавич: Не, там проблема другая. На самом деле, поскольку планирование военное осталось ещё советское, и центр во Львове, то в случае чего АТО в Черновцах будет проводить Коломыйская дивизия, Коломыйская бригада, которая специально для этих целей создана. То есть, там специально набирают людей с ненавистью к румынам. На полном серьёзе. Когда её только создали, то там был скандал жуткий. Командир, полковник заявил, что бригада создана для возможного отпора румынам. Румыны, конечно, офигели.

Но, на самом деле, всё это продолжается. В случае чего, если вспыхнут какие-то румынские беспорядки в Черновицкой области, то подавлять их будут из Коломыи, откуда есть прямая и автомобильная и железная дорога и соответствующее подразделение, которое для этого готовится. Я не шучу. Это точно так же, как Мукачевкую бригаду готовят к возможным боевым действиям на территории Закарпатской области по подавлению венгерских выступлений.

Валентин Филиппов: А Венгрия, что будет в стороне?

Олег Хавич: На самом деле, поскольку Венгрия является одним из центров влечения карателей с Донбасса, то, мне кажется, они будут как-то пассивно взирать. Просто, тут второй вопрос, что и Венгрия, и Румыния… Первая инструкция, которую получают все венгерские и румынские организации – ни в коем случае не провоцировать Киев, ничего им не говорить. Называют вас там “мадяр на ножи” – молчите, мы как-то попытаемся это решить, не провоцируйте, вы ж видели…

То есть, в принципе, Киев своих целей достиг. Будапешт и Бухарест говорит: “Вы ж видели, что они сделали на Донбассе. Вы хотите, чтобы они это сделали? Да, мы понимаем, да, закрывают школы, но мы попытаемся это дело решить. Только вы, ребята, не провоцируйте, не выступайте, не устраивайте митингов, вообще ничего не делайте, потому что будет, как на Донбассе”.

Готов Киев к этому или не готов, но цель достигнута, все запуганы. Причем запуганы так, что ещё раз говорю, это инструкции оттуда. Не то, что там какие-то местные ребята договорились, что мы будем лизать сапоги Киеву. Нет. У них прямые, четкие однозначные инструкции. Если кто-то будет нарушать, его снимут. А снимут его с финансирования, поэтому никто особо нарушать не будет.

Валентин Филиппов: Короче, Украина молодец. Я в таком случае должен сказать, а в чём тогда у Украины проблема? Почему она тогда просит у МВФ денег, у Европы? Почему не придёт и не возьмёт? У нас столько героев. Украина так многим пожертвовала, так много всего выполнила. У Украины есть оружие, у Украины есть герои. Она не может прийти и взять то, что ей полагается?

Олег Хавич: У кого?

Валентин Филиппов: В Брюсселе, у Евросоюза. Она не может вступить в Евросоюз колоннами?

Олег Хавич: На самом деле, хиханьки, когда сравнивают Мукачевскую бригаду с боевым опытом страшным по уничтожению мирного населения. Там все эти ребятки до сих пор служат. Время от времени какие-то украинские ура-патриоты говорят: “Мукачевская бригада может занять всю Венгрию за три дня”. Ну, и все там: “Ну, как это, страна НАТО, срака-мотыка и так далее”. Но это не смешно, это правда.

Мукачевской бригады достаточно, чтобы уничтожить, занять в военном понимании всю Венгрию, а Коломыйской бригады достаточно, чтобы занять, по крайней мере, половину Румынии. Но просто им не отдадут такой приказ, потому что приказы на применение украинских вооружённых сил отдаются из Брюсселя.

Ну, правда не из той части Брюсселя, которая европейская, и не из той части, которая арабская, а из той части, которая американская. Поэтому, Венгрия и Румыния могут спать спокойно.

Валентин Филиппов: Я один вывод сделал. Если Венгрия и Румыния не устояла бы, всё-таки, какая мощная сила у нас на Донбассе, да?

Олег Хавич: Да, безусловно. В чисто военном отношении, по крайней мере, в 2014-2015 году, да. Потому что тогда с украинской стороны воевали по-взрослому. Сейчас, из того, о чём я могу судить, проблема главная не в каком-то там военном и даже человеческом ресурсе, а проблема в деморализации армии ДНР, ЛНР. Это главная проблема.

Одно дело, это перемалывание людей на линии разграничения. Но в случае реальной попытки повторить 2014-2015 год, я думаю, что за пару дней эффект деморализации исчезнет. Конечно, народу поляжет, но потом возможны варианты, как говорится.

Мне очень не хотелось бы, чтобы 2014-2015 год повторился. Я, всё-таки, сторонник настоящей гибридной войны, которая ведётся не военными методами. Меня порадовало прошлогоднее фото Путина и Курца, канцлера Австрии под полноростовыми портретами Марии Терезы и Екатерины Великой. Если эти люди смогут, хотя бы в символическом плане восстановить границы 1775 года, я лично в этом ничего плохого не вижу.

Валентин Филиппов: Ладно. Хорошо. Огромное спасибо. Я думаю, Путин нас услышал, постарается быть похож на этих великих женщин.

Олег Хавич: Окошко должно гореть ещё.

Валентин Филиппов: А что, ему там скучно. Фигню всякую ему Песков носит и все остальные, а мы тут о весёлых вещах поговорили.

Олег Хавич: Да.

 

Не забудьте ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях. 

 

Количество просмотров:104

Материалы по теме

Материалы по теме

Картина Дня

Мнения

Видео