Коротченко об окружении ВСУ в Донбассе и отражении возможной атаки на Крымский мост

21.06.2022

Мы видим значительные цифры боевых потерь украинских военнослужащих, а оперативно-стратегическая инициатива в целом — в руках российской армии, говорит военный эксперт, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко

Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру. 

— Игорь Юрьевич, Денис Пушилин заявил, что в битве за Донбасс бойцы республики получили военное преимущество и можно говорить о произошедшем переломе. Почему это произошло?

— Ориентироваться нужно, в первую очередь, на позицию официальных спикеров Минобороны России. Насколько я понимаю, пока подобного рода заявлений сделано не было. Все-таки нам противостоит достаточно сильная группировка украинских вооруженных сил, которая насчитывает от 50 до 70 тысяч человек. Очевидно, ее окружение, уничтожение, расчленение – не процесс, который решается за 1-2 недели. Это длительный процесс.

Вместе с тем надо отметить успехи российских военных, а также армий ДНР, ЛНР, которые совместно ведут боевые действия. Мы видим значительные цифры боевых потерь украинских военнослужащих. Поэтому в целом оперативно-стратегическая инициатива — в руках российской армии, и это внушает оптимизм относительно дальнейшего хода и финальных целей второго этапа специальной операции.

— Будет ли Россия наносить удары по центрам принятия решений?

— Это компетенция Минобороны РФ. Я, как эксперт, который не обладает всей информацией, считал бы такие удары целесообразными, как минимум по министерству обороны Украины. Те, кто принимает такие решения, а такие решения очевидно согласуются с Президентом РФ, очевидно на данный момент считают это нецелесообразным. Исходя опять же из ситуации.

Надо понимать: оценки экспертов, которые не обладают всей информацией и всем финальным замыслом операции – это одно, а решение руководства – другое.

— Какой прогноз на ближайшее будущее вы можете дать, учитывая предстоящие поставки западного вооружения Украине?

— Чтобы предотвратить поступление нового вооружения с Запада, необходимы интенсивные удары по железнодорожным ключевым объектам Украины для того, чтобы парализовать железнодорожное сообщение. Это прежде всего мосты. Если удары будут, значит сообщение такое будет парализовано, следовательно, поставлять таким транспортом оружие будет невозможно.

Но это опять же вопрос оценки принятия соответствующего военно-политического решения теми, кто реализует спецоперацию.

Мы пока можем сказать, что главное — не масштаб военной помощи со стороны Запада, а способность это оружие эффективно применять. Что подразумевает наличие подготовленных кадров, наличие подразделений, передислокацию в районе боевых действий боевых структур, вооруженных такой техникой. Понятное дело, что такие подразделения не формируются ни за месяц, ни за два.

Критическим здесь является не получение Украиной оружия, а способность его применять.

— Украинские бойцы проходят обучение…

— Да, но этого мало. Нужно обеспечить слаженность работы боевого подразделения, умение комплексно применять технику в районе боевых действий. Это сложный процесс. Можно научить стрелять из «Джавелина» или «Стингера» за 3-4 дня. Оно достаточно простое.

Другое дело – сложные артиллерийские либо ракетные системы, или системы залпового огня. Это коллективное оружие, которое могут применять только обученные, эффективно подготовленные подразделения. Это тоже один из элементов, который нужно учитывать.

— Как вы оцениваете тактику России: понемногу перемалывать войска и технику противника? 

— У нас имеется эффективное огневое превосходство, поэтому пока потери ВСУ достаточно велики. На каждую тактику можно противопоставить свою. А вот переучится на новый лад за две недели или пару месяцев не получится. В том числе действовать в составе бригады и сообща с соседними подразделениями.

— Были сообщения, что Украина может атаковать Крымский мост, но разрушить его сложно. Вы что об этом думаете?

— Я считаю, что Украина может прибегнуть к любым агрессивным действиям, в том числе может атаковать Крымский мост. Вопрос в нашей способности парировать такие попытки.

Очевидно, что такой удар может быть нанесен при помощи высокоточного ракетного оружия. Здесь важны системы противовоздушной обороны и противоракетного прикрытия моста. Противодиверсионный компонент реализуется, у нас развернуты системы С-400 дальнобойные, ну и непосредственно мост прикрывают зенитные ракетные комплексы «ТОР-М2», это средства ПВО последнего рубежа. Высокоэффективные и обладающие практически стопроцентно гарантированной способностью поражения атакующих целей.

В этом плане исходим из того, что российским руководством проанализированы все возможные угрозы и оборона организована на должном уровне. Это не позволит Украине, даже если она применит какие-то средства поражения, достичь успеха.

— От систем «HIMARS» мост тоже защищен?

— Мы исходим из того, что любое оружие, независимо от его типа и классификации, учтено как угроза и меры противодействия предприняты. Будет ли Украина применять что-либо — неизвестно. При оценке ситуации мы должны исходить из самых неблагоприятных вариантов, чтобы быть готовыми к их нейтрализации, если это станет реальностью.

 

Не забудьте ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях. 

 

Количество просмотров:0

Материалы по теме

Материалы по теме

Картина Дня

Мнения

Видео