Евгений Сатановский: "Проблему необходимо решить срочнее срочного"

29.07.2023

Санкт-Петербуржский саммит Россия-Африка безусловно стал заметным событием в международных отношениях. 17 лидеров африканских стран, десятки министров и высших чиновников, сотни бизнесменов… Было бы много больше, но давление на африканских президентов и премьер-министров с тем, чтобы они не приехали в Россию на мероприятие с участием российского президента было оказано беспрецедентное, в том числе по линии экономики, а не стоит забывать, что по большей части они напрямую зависят, в том числе по части личных счетов в западных банках, от связей с бывшими метрополиями — Францией, Великобританией, Бельгией, Италией и отчасти Португалией и Испанией, либо с Соединёнными Штатами, Швейцарией и Японией.

Америка и государства Евросоюза заполнили собой вакуум, образовавшийся во внешнеэкономических связях континента после распада Советского Союза, когда Москва на длительный период ушла из стран Третьего мира — далеко не только с африканского континента, но и из Азии и Латинской Америки. Сегодня эту ситуацию приходится исправлять в новых условиях, когда там появились такие серьёзные игроки, как Китай и Турция, Индия и Иран, арабские монархии стран Залива и Израиль. Да и крупнейшие игроки, расположенные на территории самой Африки, сегодня имеют там собственные интересы. Речь об Алжире и Египте, ЮАР и Эфиопии, Кении и Уганде, Анголе и много ком ещё. В Африке сложился свой баланс региональных связей, интересов и противоречий.

Сегодня межгосударственные отношения африканских стран на порядок сложнее, чем в 60-70-е годы ХХ века, когда он практически исчерпывался вопросами деколонизации и борьбы за власть в отдельно взятых странах вчерашних соратников по борьбе за независимость. Достаточно вспомнить недавнюю Великую Африканскую войну в регионе от Гвинейского залива до Великих Африканских Озёр, в которой участвовало десять стран, погибло более пяти миллионов людей, а миллионы стали беженцами. И этот конфликт — самый крупный на планете после Второй Мировой войны, далеко ещё не окончен. Не стоит забывать и о том, что в Африке начался передел границ, начертанных бывшими метрополиями — отделение Южного Судана положило этому начало.

У отношений России со странами Африки сегодня колоссальные перспективы и на Петербуржском саммите это было отмечено. Основным героем его стал Владимир Путин, предложения которого по развитию сложившихся ещё в советское время направлений сотрудничества с Африкой встретили горячее одобрение африканских участников встречи, а сообщение о готовности России напрямую поддержать беднейшие страны континента поставками зерна на безвозмездной основе, компенсируя так и не реализованные обещания Киева и ООН, данные год назад в ходе «зерновой сделки», вызвали овацию. При этом сами собой эти перспективы не реализуются и привычных нам с советских времён механизмов для этого мало.

Наши проекты в Африке в прежние времена были сосредоточены на строительстве крупных промышленных и энергетических объектов на основе крупных советских государственных объединений и помощи по военной и военно-технической линии. Некоторые компетенции в промышленной и энергетической сферах у России сегодня ещё остались, а кое-где и усилились (как в сфере ядерной энергетики), но многое потеряно — не исключено, что навсегда (машиностроение, авто- и гражданское авиастроение, собственная микроэлектроника и т.д., и т.п.). Опора же на протяжении более чем трёх десятилетий на сотрудничество с западными концернами нам в Африке сегодня не поможет — скорее наоборот.

Они не для того из России ушли и будут продолжать уходить, чтобы нам в Африке, Азии и Латинской Америке помогать. Так что любой российский проект в основе которого будут заложены немецкие, французские и прочие западные технологии (те же атомщики наши к этому на сегодня, увы, привыкли) может быть и со стопроцентной вероятностью будет сорван западниками в любой момент — и момент этот будет выбран именно так, чтобы нанести нам максимальный материальный и имиджевый урон. Можно не желать это понимать, рассчитывая на сложившиеся личные и деловые связи, но это будет не только глупо, но и преступно. Путин за топ-менеджеров госкомпаний все их косяки расхлёбывать не будет, а потери здесь будут исчисляться миллиардами долларов и евро.

Традиционные механизмы военного и экономического сотрудничества в настоящее время дополнились новыми, на базе частной инициативы, которых в советский период у нас не было и быть не могло. Деятельность группы «Вагнер» в Африке — блестящий пример того, как просто, элегантно и без того, чтобы ответственность за это можно было официально возложить на Россию, французы и американцы теряли и теряют контроль на африканском континенте — страна за страной. Не стоит забывать при этом, что сотрудничество на межгосударственном уровне — большое дело, но основной фон для укрепления позиций той или иной страны в Африке сегодня создают частники — в том числе в малом и среднем бизнесе, особенно опирающемся на личные связи.

Помимо прочего: если у нас с африканскими государствами связи по-настоящему наладятся, смешаные семьи будут возникать в больших масштабах и это направление надо холить и лелеять, а детей от этих союзов всячески привечать, курировать и пестовать, не говоря уже об африканских родственниках тех, с кем наши люди этих детей будут заводить. Там оч-чень непростые бабаи и эффенди могут оказаться. Есть прецеденты с той же Анголой. А то в советское время любила отечественная бюрократия, в том числе дипломатическая, в отношении такого рода связей строить козью морду, отчего крайне многочисленную категорию «совжён», их отпрысков и местных родственников, зачастую более чем высокопоставленных, мы толком никак не использовали, а мужиков из числа наших спецов за романы с местными и вовсе в Союз отправляли в 24 часа — и очень зря.

Новое время — новые песни. Ибрагим Ганнибал у Петра Великого, конечно, был арапом, но стал русским генералом, а правнук его, кто не в курсе, вообще Александр Сергеевич Пушкин. В ЮАР или Америке числился бы «цветным» и проходил по категории унтерменшей, а в России — великий национальный поэт, создатель современного литературного русского языка. И ничего, страна от этого не развалилась, хотя активистов в высшей мере расистского «Мужского государства» от этого наверняка до сих пор колбасит. И, кстати, тех африканских студентов, которые у нас обучаются, такого рода темы тоже касаются. А то такие проблемы с ними иногда на пустом месте возникают, обеспечиваемые тяжёлыми идиотами на местах…

Автор на всю жизнь запомнил безобразную историю, приключившуюся несколько лет назад в Нижнем Новгороде, где нескольким студентам из Африки не дали закончить ВУЗ и они были с последнего курса (!) вопреки протестам ректората депортированы в те страны, откуда в Россию приехали учиться. Прямое участие в этом принимали и несли за это полную ответственность миграционная служба и местные профильные силовики — кто именно установить несложно, скандал был большой. Предлогом для депортации были посты, размещённые этими ребятами на англоязычном интернет-ресурсе их протестантской религиозной общины, принадлежащей к официальной церкви, епископ которой состоял на тот момент в Общественной палате. Автор его не раз в компании Святейшего Патриарха Кирилла встречал.

Так вот, студентам этим тогда местные власти вменили, что они не учатся, а миссионерской деятельностью занимаются, что было тяжёлым идиотизмом, поскольку сайт этот никого, кроме них самих и их родни в Африке не интересовал и интересовать не мог. Ну, разместили там африканские студенты репортаж со своего богослужения, чтобы родители понимали, что они ведут в России нормальный, привычный для их вполне традиционных христианских семей образ жизни, а не торгуют наркотиками, не пьянствуют и не выходят на панель. Лучшей рекламы того, что Россия нормальная страна и в неё можно спокойно отправлять детей учиться, и не придумаешь. За это грамоты давать надо было, а не депортацию включать — но ведь детей этих из страны депортировали!

Такое было впечатление, что кто-то в Нижнем Новгороде последовательно решил отследить, из каких стран там учатся африканские студенты и, выбрав по одному человеку из каждой, устроить провокацию, направленную на ухудшение отношений в этих странах к России, обнулив огромную работу, проведённую МИДом, Россотрудничеством и много какими другими ведомствами. В старые советские времена за такого рода вредительство — сознательное или по дури, неважно, ответственные вылетели бы с работы вперёд собственного визга и никакие уверения в том, что они хотели того и этого им бы не помогли. Но те времена прошли и КГБ СССР больше нет, сигнализировать некуда — а жаль. Однако, проблема никуда не делась, хотя приоритеты по Африке президентом страны сегодня поставлены.

У нас в России на 2023 год, как было указано на питерском саммите, учится 35 тысяч африканских студентов. Будет много больше, в том числе за счёт стипендий из бюджета. И хотя в Африке только за последние полтора года созданным в декабре 2021-го Экзархатом РПЦ создано около 200 приходов, большая часть этих студентов исповедует другие деноминации христианства, ислам, традиционные для континента религии, либо относится к категории «неопределившихся». Непонимание этого и тем более идиотские приставания к иностранным студентам, особенно учащимся на коммерческой основе (в Нижнем Новгороде было именно так) местных власть имущих дебилов низшего и среднего звена с какой угодно собственной придурью, есть тяжёлое преступление.

Причём преступление даже не против этих студентов (хотя это тоже верно), но против политики государства по выстраиванию связей с африканскими странами и откровенная диверсия в отношении курса, ясно и более чем чётко обозначенного в этой сфере президентом страны. Хотелось бы это раз и навсегда отметить в надежде на то, что ответственные за реализацию этого курса организации и ведомства, в том числе относящиеся к силовому блоку, будут держать ситуацию на контроле и, не исключено, проведут показательный разбор не столь уж давнего нижегородского инцидента с соответствующими практическими оргвыводами относительно виновных — пока те чего похуже не натворили. А то работают наши внешнеполитические ведомства, работают, стараются, а потом какие-то дебилы всю их работу обнуляют.

И наконец, последнее и одно из наиважнейших: кадры. Африканистов у нас не просто мало, их принципиально меньше малого из-за того, что набираются языковые группы в профильных ВУЗах, типа ИСАА МГУ, раз в несколько лет — под заказ МИДа, как когда-то было с ивритом, а держать на протяжении этих самых нескольких лет между набором студентов специалистов на полную ставку даже только по основным африканским языкам — суахили, бамбара, хауса etc., не говоря уже о редких наречиях и диалектах, которые для того, чтобы вести в Африке работу наравне с американцами, англичанами и французами просто необходимы, никакой ВУЗ не может — ему бюджета не хватит. Эту проблему необходимо решить срочнее срочного, иначе ставь задачи развития связей России с Африкой, не ставь…

Вывести надо кафедры Африки на уровень арабистов, иранистов, тюркологов, китаистов и специтетов по другим азиатским языкам в части их полной кадровой укомплектованности — и быстро! Иначе Африки нам не видать как своих ушей. Плюс — остро необходимы специалисты не только по языкам, но и по племенам и кланам, раскладу в местных феодальных элитах и региональных, традиционным религиям, культам и сектам, криминальным кланам и их отношениям между собой… Говоря проще — знать надо современную Африку как свои пять пальцев. Кто против кого и почему. Кто за кого. У кого с кем какие тёрки и какие отношения — в том числе личные. И не теоретически знать, как в советское время, а на практике — в мелких деталях и конкретных персоналиях. Такие вот пироги с котятами, однако…

 

Не забудьте ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях.

 

Количество просмотров:0

Материалы по теме

Материалы по теме

-

Картина Дня

Мнения

Видео