Возрожденный крейсер «Кондор» решит основные проблемы ВМФ РФ

14.07.2021

И снова о нашем военно-морском флоте, его нуждах и чаяниях. К основным проблемам ВМФ РФ можно отнести малое количество больших надводных кораблей дальней морской и океанской зоны, а также фактическое отсутствие кораблей авианесущих. (Многострадальный ТАВРК «Адмирал Кузнецов» находится на модернизации, сроки которой непрерывно растягиваются). Данная болезненная тема является предметом постоянных жарких дискуссий, вот и мы сейчас подольем немного масла в это пламя.

Если посмотреть на количество и возраст наших крейсеров, то цифры вызывают уныние. ТАРК «Петр Великий» спущен на воду в 1989 году. Флагман Северного флота вскоре уйдет на глубокую модернизацию, которая должна продлить его срок службы и повысить боевую эффективность. Его сменит второй наш тяжелый атомный крейсер «Адмирал Нахимов», спущенный на воду в 1986 году. Это корабль формально с 1999 года стоит на ремонте, но реально он начался только в 2013-м и продолжается по сей день. Флагман Черноморского флота ракетный крейсер «Москва» спущен на воду в 1979 году. Его собрат по проекту 1164 крейсер «Варяг» (1983 год) стоит во главе Тихоокеанского флота. Третий и последний наш «Атлант», ракетный крейсер «Маршал Устинов», входит в состав Северного флота. Это самые наши крупные и боеспособные корабли дальней морской и океанской зоны. Как видно, все они достаточно возрастные и нуждаются в глубокой модернизации. Проект атомного ракетного эсминца «Лидер», который должен был заменить крейсера советской постройки, положен под сукно из-за чрезвычайной дороговизны (100 миллиардов рублей за 1 штуку).

Еще грустнее становится при взгляде на наш единственный авианосец «Адмирал Кузнецов». Во время похода в Сирию ТАВРК показал себя не с самой лучшей стороны, а после едва не утонул во время планового ремонта из-за ЧП на судоремонтном заводе. Несколько оптимистичнее выглядит ситуация с универсальными десантными кораблями проекта 23900. Два таких УДК с полным водоизмещением в 40 тысяч тонн заложены и строятся в Керчи. Они смогут использоваться не только для перевозки десанта и боевой техники, но и для базирования вертолетов в количестве до 16 единиц, а также БПЛА. Для ВМФ РФ появление таких вертолетоносцев будет большим позитивным шагом вперед. Однако следует учитывать, что ввод их в строй ожидается только на рубеже 2027-2028 годов, а также то, что каждый такой УДК, являясь ядром корабельного соединения и его командным штабом, нуждается в кораблях сопровождения и их постоянной защите.

По скромному личному мнению автора строк, ВМФ РФ нуждается не только во фрегатах проектов 22350 и 22350М, но и в более крупных ударных кораблях дальней морской и океанской зоны, а также в авианесущих кораблях. Тяжелые авианосцы с атомной силовой установкой типа «Нимитца» или «Ульяновска» нам не по карману, да и задач для них пока что нет, поэтому компромиссным вариантом было бы создание серии из 2-3 легких авианосцев водоизмещением в 40-45 тысяч тонн и авиакрылом до 40 летательных аппаратов. Об одном из возможных проектов, что удовлетворяет данным требованиям, мы подробно рассказывали ранее. Но, как известно, авиация авиации рознь. Хотелось бы поговорить о таком довольно перспективном направлении, как корабли-дрононосцы.

Первыми стали присматриваться к БПЛА в качестве беспилотной авиации морского базирования, разумеется, американцы. Дроны могут быть тактическими, оперативно-тактическими и стратегическими или высотными большой дальности. Их задачами являются разведка и целеуказание ударным комплексам вооружения, дальняя разведка и наблюдение, а также разведка и подавление комплексов ПВО противника, провоцирование его систем наведения на включение активных каналов. По мере развития данных технологий на БПЛА будут возлагаться все новые задачи: видовая и радиотехническая разведка, радиоэлектронная борьба, борьба с надводными и подводными целями, противовоздушная оборона, поиск минных полей и минных банок, а также поддержка десантных операций. В общем, у беспилотной авиации корабельного базирования большое будущее. При этом БПЛА дешевле и компактнее, чем самолеты, и для них не требуются пилоты, которых необходимо обучать и натаскивать долгие годы.

Естественно, что ВМС США успели продвинуться дальше всех на данном направлении. Отметим, например, БПЛА вертолетного типа RQ-8A и MQ-8B, а также беспилотный конвертоплан Eagle Eye HV-911. Наработками американцев в области морских разведывательно-ударных дронов очень заинтересовались их европейские союзники. Стоит упомянуть о грандиозных планах, которые строит Анкара. В конце 2021 года ВМС Турции получит свой собственный УДК под названием Anadolu. Изначально предполагалось, что легкий авианосец будет оснащаться истребителями пятого поколения F-35, но из-за политических разногласий Вашингтон отказал президенту Эрдогану в их продаже. Оказавшись в неудобной ситуации, турки начали импровизировать и нашли весьма удачный вариант: разместить на своем универсальном десантном корабле от 30 до 50 ударных БПЛА Bayraktar TB2. Производитель в настоящее время создает их палубную версию, а прославившиеся в последних кампаниях дроны смогут использоваться для разведки, воздушных ударов по береговым целям со слабой ПВО, а также как носитель гидроакустических буев для поиска вражеских субмарин.

Как видим, нужда заставила Турцию де-факто создать первый корабль-дрононосец. При этом Анкара пока не отказывается от планов по строительству полноценного большого авианосца, предположительно, по британскому проекту. А что может ответить на это своим потенциальным противникам ВМФ РФ? На самом деле, варианты кое-какие имеются.

С одной стороны, да, мы порядком отстали от США и их союзников в области БПЛА, но в последние пару лет тут случился заметный прорыв. У нас появились ударные дроны «Орион», которые могут составить реальную конкуренцию турецким Bayraktar TB2, разведывательный «Альтиус» и сверхтяжелый ударный С-70 «Охотник». Последний, к слову, может быть использован в паре с истребителем пятого поколения Су-57 как ведомый. Это означает, что Россия начала догонять конкурентов в области беспилотной авиации, и уже сейчас представляется целесообразным создание морской версии данных дронов.

С другой стороны, «оморяченные» БПЛА смогут базироваться на обоих строящихся российских УДК и даже на «Адмирале Кузнецове» после возвращения его в строй. При желании в качестве носителей дронов могут использоваться легкие авианосцы, о которых мы упоминали выше, если все же будет принято решение об их строительстве. Благодаря этому, «авианосцефобы» могут перестать переживать из-за высокой стоимости авиакрыла палубной авиации, ибо БПЛА ощутимо дешевле самолетов. Возможно, в перспективе морская версия «Охотника» сможет взаимодействовать в паре с истребителями, повысив их эффективность. Но и это еще не все варианты для ВМФ РФ обзавестись авианесущими многофункциональными кораблями.

О том, что у России есть один давний проект, который может получить сегодня новую жизнь, написал в статье для Центра международной морской безопасности (CIMSEC) польский военный эксперт Пшемыслав Земацкий, который внимательно следит за достижениями отечественного ВПК. По его мнению, противолодочный крейсер-вертолетоносец проекта 1123 может быть оптимальной платформой для размещения палубной беспилотной авиации:

Сегодня, когда полноразмерные авианосцы становятся все более уязвимыми из-за дальнобойных ракет, в том числе наземного базирования, проект типа «Москва» может вновь появиться из тени истории… Они были либо хорошо вооружены, либо могли легко увеличить свое вооружение, имели относительно крупные полетные палубы и ангары.

Давайте в общих чертах вспомним советский проект 1123 «Кондор», который предшествовал «Кречетам» и последовавшими за ним ТАВРК типа «Адмирала Кузнецова». Было построено всего два крейсера-вертолетоносца, «Москва» и «Ленинград», для нужд противолодочной борьбы и придания боевой устойчивости силам ВМФ СССР в дальней морской зоне. Корабли имели полное водоизмещение в 15 280 тонн и довольно необычный внешний вид из-за широкой задней палубы, где могли базироваться сразу 14 вертолетов. Но, помимо противолодочных вертолетов, «Кондоры» также несли достаточно серьезное зенитно-ракетное и противолодочное вооружение. Но имеет ли смысл возвращаться к давно забытому проекту?

Не исключено, что некоторый смысл в этом имеется. При условии модернизации под современные условия крейсера проекта 1123 могут быть оснащены мощным ракетным вооружением, его корпус позволит разместить не менее 96 универсальных пусковых ячеек для «Калибров», «Ониксов» и «Цирконов». Это получатся серьезные крупные корабли дальней морской и океанской зоны, сопоставимые по ударному потенциалу с американскими «Арли Берками» и приближающиеся к «Тикондерогам». Но при этом они будут превосходить их по функциональности за счет возможности размещения авиакрыла. Это могут быть как противолодочные вертолеты и вертолеты ДРЛО, так и БПЛА, разведывательные и ударные, о которых мы говорили выше. Сравните сами: на УДК проекта 23900 сможет разместиться до 16 винтокрылых машин, а на «Кондоре» – 14. Почти вровень, но при этом универсальный десантный корабль де-факто беззащитен, его надо охранять другими кораблями, а крейсер проекта 1123, вооруженный противокорабельными и крылатыми ракетами, сам по себе представляет серьезную боевую единицу.

По сути дела, будучи адаптированными под современные реалии, «Кондоры» смогут закрыть провал ВМФ РФ и по большим надводным кораблям дальней морской и океанской зоны, и по вертолетоносцам, и одновременно занять перспективную нишу дрононосца, частично компенсировав отсутствие у России авианосцев.
Автор: Сергей Маржецкий

 

Не забудьте ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях. 

 

Количество просмотров:346

Материалы по теме

Материалы по теме

Картина Дня

Мнения

Видео