Вашингтон озадачил Киев: С Донбассом пора мириться

9.07.2019

После парламентских выборов новая Верховная Рада должна принять ряд законов, предусмотренных Минскими соглашениями. Об этом заявил спецпредставитель Госдепа США по вопросам Украины Курт Волкер.

«Когда будет избран новый парламент, нужно будет обновить некоторые законы по реализации Минских договоренностей, — отмечает Волкер. — Например, предложенная децентрализация в рамках Конституции, вопрос специального статуса и амнистии и возможность провести местные выборы, когда позволит ситуация безопасности. Все эти вещи надо будет восстановить, и, конечно, мы поддерживаем Украину в этом. Однако именно украинская сторона должна вести этот процесс».

Примечательно, что еще в мае Волкер рассуждал иначе. Тогда американский посланник фактически разрешал Киеву не выполнять её обязательства: «К сожалению, проблема с выполнением Минских соглашений заключается в продолжающейся российской оккупации восточной Украины и продолжающихся там боях. Поэтому Украина не может пойти дальше в выполнении Минских соглашений, чем она уже сделала».

Теперь же выясняется, что Украина не просто может «пойти дальше», но и «должна вести этот процесс». Об этом годами твердят представители РФ. На важности выполнения Киевом Минских соглашений акцентируют внимания и европейские политики. Здесь, судя по всему, Москва, Берлин и Париж уже достигли взаимопонимания. В унисон с ними внезапно зазвучал голос спецпредставителя США, который до этого занимал предельно жесткую и бескомпромиссную антироссийскую позицию.

— Волкер колеблется вместе с «генеральной линией партии» Трампа, — считает украинский политический обозреватель Руслан Бизяев. — После саммита G-20 стало понятно, что конфликт на Востоке для администрации Трампа минимум на полгода отходит на второй план. Но Волкеру я бы не верил. Тот ещё «миротворец». Тушит пожар высокооктановым авиационным бензином. Так что ждём результатов выборов и формирования коалиции.

— Раньше у Волкера была четкая позиция: Украина сделала все, что нужно, «Минск-2» срывает Россия. То есть администрация Трампа все же заколебалась в сторону решения конфликта в Донбассе?

— Ей сейчас просто не до этого. Они не будут ни приближать мир, ни провоцировать войну пока. Отсюда и виляния Волкера.

— А можно это воспринимать как сигнал к тому, что Трамп готов торговать Украиной? Подсобите нам с Северной Кореей, например, а мы не будем саботировать выполнение Минских соглашений?

— Нет. Он мыслит чуть иными категориями. После отставки Терезы Мэй и временного перемирия с КНР Трампу всё равно, будет продолжаться сближение РФ и ЕС или нет. Плюс надо выиграть кампанию 2020 года.

— Получается, если американцам все равно (по крайней мере, до выборов 2020 года), то сейчас самое подходящее время для реализации Минских соглашений? ЕС и РФ вроде уже сверили часы, теперь действительно все будет зависеть от нового созыва Верховной Рады?

— Да. Это окно возможностей длиной около года. Но насчет «сверенных часов» я бы не был столь категоричен. Любой ситуативный союз — крайне неустойчивая конструкция.

— Прежде всего, я бы не рекомендовал переоценивать фигуру Курта Волкера, — говорит украинской политолог, директор Агентства социальных коммуникаций Сергей Белашко. — Это не политик, а сотрудник лоббистской фирмы, которого назначили на должность, близкую к государственной службе. Гражданин США, который на общественных началах выполняет некое поручение своего государства.

— Но Волкер все же очень заметная фигура. И он понимает, что на его заявления обращают внимание. Зачем тогда он решил сделать столь резкий разворот?

— Я не вижу какого-то резкого разворота, потому что с Петром Порошенко по целому ряду вопросов были достигнуты не только формальные, но и неформальные договоренности. Западных партнеров эти договоренности сильно утомляли, поскольку украинская сторона либо не выполняла их, либо выполняла на фоне обременительного информационного сопровождения.

Избрание нового президента Украины на Западе было использовано как повод скорректировать свою позицию, исходя из собственных интересов. Какие-то неактуальные вопросы дезавуировали. При этом Киеву напоминают, что есть формальные договоренности: давайте их придерживаться. Слова Волкера — наглядный пример того, как акценты смещаются в сторону буквы закона.

— Сможет ли новый парламент сделать то, о чем говорит Волкер? Провести конституционную реформу, реализовать так называемую политическую часть «Минска — 2».

— Опять же, некоторые законы принимали и при Порошенко. Лидеров фракций приглашали в американское посольство, популярно объяснили им «политику партии». И все те, кто кричал, что нельзя делать ни полшага навстречу «путинским оккупантам», возвращались в парламент и голосовали, как положено. Точно так же будет и сейчас.

— Но ведь правоприменительной практики тот же закон «Об особом статусе Донбасса» не имеет. Каждый год его продлевают просто для галочки, да и то бывает непросто набрать голоса. А будут ли парламентарии поддерживать инициативы, которые реально спровоцируют глобальные изменения в украинской политике?

— Не будет никаких глобальных изменений. Глобальные изменения — это выйти и заявить, что нет никакой войны с Россией, а есть война с Донбассом. Даже с учетом того, что Россия поддерживает одну из сторон информационно, финансово, политически и т. д. Но саму войну ведет Донбасс, воюют тамошние жители, сорокатысячную армию снабжают за счет местных ресурсов.

— Новые возможности в контексте «Минска-2» после парламентских выборов все же открываются?

— Новые возможности будут, и не только в контексте «Минска-2». Вопрос только в том, обновится ли парламент не в лицах, а в идеологическом плане. Сколько партий из представленных ныне останутся в Верховной Раде? Если одна «Батькивщина», то это одна история, если «Оппозиционный блок» и «Европейская солидарность», то это другая история.

Сколько людей будет у «Слуги народа»? Если партия Зеленского сможет самостоятельно сформировать большинство, то на первых порах им будет очень легко управлять из одного центра. Поэтому в течение этого года может быть принято много разных законов, в том числе и тех, которые касаются Донбасса. Вероятность быстрого принятия законов снижается, если нужно будет работать над коалиционным соглашением.

Хотя никаких идеологических расхождений между «Слугой народа» и «Голосом» (партия музыканта Святослава Вакарчука — прим. ред.) я не вижу. Они работают для немного другой электоральной аудитории, поэтому делают более жесткие антироссийские заявления. Но в парламенте люди Пинчука что во фракции «Голос», что во фракции «Слуга народа» будут голосовать одинаково.

— Даже за законы, связанные с Минскими соглашениями и реинтеграцией Донбасса?

— В этих законах нет ничего крамольного. За них не голосовали не потому, что они расшатывают скрепы, подрывают устои и т. д. Не голосовали по политическим причинам. Порошенко сделал ставку на другое, он выступал в роли президента войны, главнокомандующего, полководца, борца с Россией. Эта стратегия оказалась проигрышна.

Зеленский выстраивает другую стратегию. Он пытается вклиниться между антагонистами. С одной стороны, ему нужно забрать сам центр, с другой стороны — забрать электорат Порошенко и Медведчука, демонстрируя, что он сделает все то же самое, только быстрее и эффективнее. И Путина победит, и с Донбассом договорится.

Но на деле выясняется, что Зеленский не способен никого победить и ни с кем договориться. Он может только обмануть избирателя и получить преимущество на какой-то короткой дистанции. Собственно, последние несколько месяцев он этим успешно занимается. Но потом придется собирать камни, и рейтинг Зеленского упадет до 8%, с которыми он подходил к президентской кампании. Это его персональные сторонники, фанаты «Вечернего квартала», земляки. Да, этих людей все равно много. Но не 30%, не 40% и уж тем более не 73% (которые Зеленский получил во втором туре президентских выборов — прим. ред.).

Если говорить о ситуации в Донбассе, то Зеленский в полной мере её не контролирует. Где-то продолжается саботаж, причем иногда это делается открыто, в пику президенту. Ему нужно навести порядок в силовых структурах. Перемирие — значит, перемирие, отвод войск — значит, отвод войск. А не так, что каждый майор может вести войну по собственному разумению и говорить: «Давайте ночью покошмарим „сепаров“, жахнем по ним „Градами“ или еще чем-нибудь». Сейчас сложилась такая ситуация. И вопрос еще в том, на каком уровне она координируется. Грубо говоря, мы говорим о самодеятельности майора или генерал-майора?

— Не говоря уже о том, что добровольческие батальоны, которые формально влились в структуру ВСУ, все же сохранили свою внутреннюю организацию. В некоторых ситуациях они могут решить, что их «вождь» не Зеленский, а какой-нибудь Ярош или Билецкий.

—  Знаете, в одном из таких подразделений бойцы как раз более дисциплинированные, чем 50-летние дядьки, которые из-за своей потерянности в жизни пошли на войну. Нигде, кроме зоны ведения боевых действий, они не нужны.

Вы просто обратите внимание на людей, которые стоят на передовой. Это люди в возрасте за 40, нередко за 50. С одной стороны, они проходили социализацию еще в советское время и хорошо усвоили пропагандистские штампы о защите Родины. С другой стороны, это хронические неудачники. На войне у них есть какой-то социальный статус, а в мирной жизни — нет. По своему опыту знаю, что это зачастую люди с развалившимися семьями, которые годами не видят собственных детей. Война дает им иллюзию самореализации. Все это касается Минских соглашений и усложняет выполнение предвыборных обещаний, которые давал Зеленский.

Алексей Ильяшевич-Источник

 

Не забудьте ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях. 

 

Количество просмотров:2206

Материалы по теме

Материалы по теме

Загрузка...
Загрузка...

Картина Дня

Мнения

Видео