Геополитическое оружие номер один (Мнение)

27.02.2018

Приобретающая глобальный характер тенденция к закрытию неба для воздушных ударов Запада, может оказаться одним из ключевых факторов изменения геополитической картины мира

С тех пор, как Россия стала впервые поставлять на экспорт свои, не имеющие аналогов в мире, зенитно-ракетные системы семейства С-300/С-400, в местной патриотической прессе идет нескончаемый диспут по поводу оправданности таких сделок. Своей кульминации эта волна недоумений достигла после объявления о поставках комплекса С-400 Турции - этому «явному врагу, который сбил российский самолет». Про Саудовскую Аравию и Катар, которые также заявили о своем намерении приобрести российские ЗРК, в этом смысле можно даже не говорить. Здесь мнение сетевых комментаторов практически однозначное – дескать, коммерческая выгода застит глаза, затмевает разум и все остальное.

Однако, на мой взгляд, это как раз тот случай, когда не следует спешить с выводами и стоит дать себе труд оценить ситуацию, как говорили классики, «глубже и ширше».

И если мы поступим именно так, то наверняка увидим, что тема эта как минимум неоднозначная. И, может быть, даже придем к выводу, что стратегические выгоды для России в данном случае куда более значительны, нежели примитивная возможность заработать по случаю миллиардик-другой долларов, рискуя при этом утратой эксклюзивных технологий.

И дело тут даже не в том, что подобные сделки, символизирующие прорыв России на ранее недоступные для неё рынки вооружений, в том числе и стран НАТО, означают качественно новые и более благоприятные для военно-промышленного комплекса РФ перспективы развития. Хотя и это, безусловно, очень важно.

Основная причина указанного процесса заключена, на мой взгляд, в соображениях куда более глубоких, нежели сугубо коммерческие. И она непосредственно связана с общей геополитической философией нынешнего российского руководства и его фундаментальным видением основных тенденций развития современного человечества.

В Москве, очевидно, исходят из факта продолжающейся эрозии англосаксонской модели монополярного мира, а также из параллельного нарастания стремления многих народов и государств избавиться от становящегося явно избыточным западного влияния, зачастую прямо противоречащим местным национальным интересам.

Между тем, основой западной гегемонии является именно его еще недавно непререкаемая военная мощь. Отсутствие у большинства государств эффективных силовых аргументов против которой и является главным сдерживающим фактором дальнейшего подъема мировой антигегемонистской волны.

Вполне очевидна и ахиллесова пята западной машины глобального военного диктата. Которая становится фатально неэффективной в ситуации, когда потенциальному противнику Запада удается решить вопрос эффективной нейтрализации его военно-воздушных сил. Потому что именно они, а не чересчур дорожащая целостностью своей шкурки западная пехота, всегда были и остаются главным ударным инструментом Запада в всех его неоколониальных военных авантюрах – от Югославии до Ирака и Сирии. Именно полная гарантия «открытого неба» для натовских, главным образом – американских, военных самолетов, является основным стимулом и условием для начала очередной агрессии.

Не случайно, Запад всегда проявлял чрезвычайную сдержанность в плане обеспечения любых стран мира, не входящих в его собственный геополитический пул, современным оружием противовоздушной обороны. Даже несмотря на несомненную коммерческую привлекательность таких сделок. А в тех случаях, когда обеспечение таких проблемных стран системами ПВО отвечало интересам самого Запада, он ограничивался, как правило, временным размещением на их территории своих собственных подразделений, например - ЗРК «Патриот». Которые немедленно выводились оттуда, как только американское командование того желало. Именно на таких «птичьих правах», которые полностью игнорируют суверенитет принимающих данное оружие стран, основана американская противовоздушная «помощь» даже таким близким союзникам Америки, как Турция, аравийские монархии, Южная Корея, или европейский член НАТО Польша. Стоило, например, той же Турции повести себя чрезмерно самостоятельно с точки зрения Вашингтона, как де-факто подчиненные США натовские батареи ЗУР «Пэтриот» тут же были выведены из этой страны.

Такая политика ограниченного суверенитета в области национальной обороны, что в свою очередь оказывает крайне негативное влияние на возможности защиты государственных интересов таких стран, естественно, воспринимается ими как крайне дискомфортная и требующая принятия альтернативных решений.

А эти «альтернативные решения» есть, ни что иное, как обретение собственных «ключей от неба». Наличие которых в руках суверенных держав выбивает самый главный козырь из агрессивного арсенала западного гегемонизма – неуязвимость американской военно-воздушной мощи.

Надо ли пояснять, что такие тенденции в умонастроениях лидеров многих государств мира находят полное понимание в России, которая сама играет сегодня одну из ведущих ролей на этом антигегемонистском «треке».

Главным образом, именно поэтому, а не в силу примитивной и, в общем-то, копеечной коммерческой выгоды, сегодня в Москве принимаются стратегические решения о передаче высокоэффективных систем ПВО тем странам, национальные интересы которых все более явно входят в противоречие с амбициями Запада и потому настойчиво требуют надежного силового обеспечения.

Классический пример – та же Турция, с жизненно важными интересами которой мировой гегемон не желает считаться в принципе. США неуклонно следуют по пути всемерного укрепления на Ближнем Востоке своего нового геополитического Франкенштейна - «великого Курдистана». Возникновение которого для таких государств, как Турция смертельно опасно.

Анкара сегодня занимает все более антиамериканские позиции именно потому, что никакие выгоды от «стратегического партнерства» с Вашингтоном не в состоянии перевесить угрозу национальной катастрофы. Которую те же США фактически готовят для этой страны. Турция, в частности, никогда не смирится с американскими планами обустроить курдское протогосударство на востоке Сирии. И будет вести борьбу против этого анклава всеми средствами, даже если для этого ей потребуется стать военно-политическим противником США. Анкара уже объявила о планах мобилизации резервистов, явно имея в виду не столько даже локальную схватку с курдами в районе Африна, сколько необходимость максимально быстро уничтожить курдско-американский форпост к востоку от Евфрата.

Все это говорит о том, что противоречия между Турцией и Западом во главе с США приобретают антагонистический, неразрешимый на основе консенсуса характер. И эти противоречия перевешивают все, что связывает Турцию с западным миром.

А это означает, что у России нет никаких причин проявлять чрезмерную сдержанность в развитии своих отношений с Турцией и ограничивать эту страну в обретении столь необходимой ей военно-стратегической устойчивости в виде надежного противовоздушного и противоракетного щита.

Практически аналогичные мотивации присутствуют в политике и ряда других государств, которые нуждаются в том же российском оружии, чтобы сделать свои территории «бесполетными зонами» для вражеских самолетов и ракет. Еще один классический пример такой логики - Иран.

Однако сегодня уже можно утверждать, что это отнюдь не отдельные ласточки, которые погоды не делают. Количество начинает явным образом переходить в качество. О чём свидетельствуют военно-политические амбиции, проявленные нефтяными монархиями Ближнего Востока. Которые также входят в вкус более самостоятельной внешней политики. И понимают, что те времена, когда самым правильным было складывать все яйца в одну – американскую корзину, безвозвратно проходят. А для новой и более выгодной многовекторной политики, им необходимо адекватное силовое и, прежде всего, противовоздушное подкрепление. Независимое от Запада! Вот почему так нервничает госдеп США, а спецслужбы этой страны прилагают титанические усилия для срыва подобных сделок.

Еще одной страной, которая подошла к рубежу осознания новых стратегических реалий, похоже, готов стать Ирак. Что совсем не удивительно, если вспомнить, что эта страна едва ли не больше всех прочих натерпелась от своих американских «благодетелей». И которая только сейчас предпринимает первые попытки освободиться от американского гнета.

«Ирак стремится иметь в своем распоряжении ракетные системы С-400, чтобы защитить свою территорию и небо от воздушных угроз. Об этом заявил в субботу изданию Al Ghad Press глава комитета по обороне и безопасности иракского парламента Хаким аз-Замили… «Ирак вправе обладать продвинутым оружием для защиты своей земли и неба от воздушных угроз извне, — сказал он. При этом парламентарий указал на то, что США «не стремятся вооружать Ирак и предоставлять ему системы, обеспечивающие полноценную защиту его территории и воздушного пространства», а хотят, чтобы он оставался «открытой ареной для реализации их планов». «Поэтому Ирак вынужден обладать такими комплексами, — указал он. — И это наше право получить их». В среду новостной портал Shafaaq News сообщил, что иракская делегация в ближайшее время посетит Москву для переговоров о приобретении зенитных ракетных систем С-400»

Таким образом, можно уверенно утверждать, что «процесс пошел». И в обозримом будущем все больше государств мира, становящихся на путь утверждения полноценного национального суверенитета и освобождения от чрезмерно навязчивой англосаксонской опеки, будут следовать этому примеру. И обзаводиться оружием, существенно сокращающим возможности Запада диктовать им свою волю военным путем.

И в этом смысле российские передовые системы ПВО/ПРО действительно становятся геополитическим оружием номер один. Тем самым ultima ratio, или, если хотите, архимедовым рычагом мировой политики, который реально способен сдвинуть геополитическую земную ось. А это, согласитесь, уже совсем другая цена вопроса, нежели парочка миллиардов, заработанных по случаю на мировой оружейной барахолке.

Автор: Юрий Селиванов (Военное обозрение)

 

Не забудьте обязательно ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях. 

Количество просмотров:21

Материалы по теме

Загрузка...

Картина Дня

Мнения

Видео