Тайны истории: Как белогвардейцы защищали Сталинград

18.04.2018

Ровно 75 лет назад, в апреле 1943 года, командование особой войсковой части № 4279, дислоцировавшейся в китайской провинции Синьцзян (фактически в тылу у японской Квантунской армии) получило приказ оставить боевые позиции и выдвигаться на западный фронт. Уже в мае советские формирования погрузились в литерные поезда и отправились громить отступающие гитлеровские войска.

На Восток!

Те, кто интересуется историей Второй мировой войны, знают, что такое Забайкальский фронт. Так называли полтора десятка советских дивизий, дислоцированных в начале Великой Отечественной войны у границ с Китаем. Или то, что от них осталось после переброски этого мощного резерва под Москву поздней осенью 1941 года. Но мало кому известно о тех советских секретных формированиях, штыки, орудия и самолеты которых были нацелены в спину японским агрессорам, оккупировавшим Северный Китай и нависшим всей своей мощью над Дальним Востоком СССР.

Лидер страны советов Иосиф Сталин допускал, что Гитлер может напасть на Советский Союз. Поэтому прекрасно понимал, что в любой момент можно ожидать удара в спину и от японской военщины, захватившей в 1937 году север Китая. Поэтому решил действовать на опережение: в обстановке строгой секретности в китайскую провинцию Синьцзян были направлены советские военные формирования особого назначения, подчиненные Разведупру штаба РККА (Рабоче-Крестья́нская Кра́сная А́рмия), впоследствии переименованному в Главное Разведывательное Управление (ГРУ) Генштаба ВО СССР.

Надо заметить, что место дислокации особых частей было выбрано неслучайно. Синьцзян занимает стратегически очень выгодное положение в этом регионе. Провинция граничила с Британской Индией, Афганистаном, Монголией, а также советскими республиками — Таджикистаном, Киргизией, Казахстаном и Россией. Не зря в древности именно через Синьцзян проходил знаменитый Великий шелковый путь. Вот туда-то и были направлены советские войска, что, скорей всего, стало реальным сдерживающим фактором, не позволившим японцам отважиться на захват восточных регионов Советского Союза в ходе Великой Отечественной войны. Осуществить это можно было через границу любой из четырех советских республик, но наиболее удобным, в силу обстоятельств, оказался путь через Казахстан.

 

Секретные «ряженые» полки

Войсковая часть № 4279 была сформирована задолго до начала Великой Отечественной войны. В 1938 году ее командиром был комбриг (позже генерал-майор) Николай Норейко. Затем этим секретным формированием командовал полковник Иван Усенко. Впрочем, в целях конспирации в Китае он носил фамилию Иванов. Известно и о рядовых бойцах этой части, которую формировали из разных подразделений. Так, например, одним из чоновцев был Иван Зонтов. Иван Степанович был призван в РККА еще в феврале 1940 года прямо с четвертого курса Боровского сельскохозяйственного техникума. И попал в 1-й запасной полк связи Белорусского особого военного округа.

А через полгода его с сослуживцами безо всяких объяснений перебросили через всю страну в Китай. Единственное, что сказали бойцам — все они отправляются в спецкомандировку и до особого приказа поступают в распоряжение командования в/ч 4279. Как вспоминал впоследствии Зонтов, добирались они к советско-китайской границе через Казахстан почти месяц. Это тоже была часть секретного плана: опять же в целях конспирации поезд с новобранцами был не литерным, как почти все военные составы того времени, а обычным — товарным. Конечная цель поездки (на советской территории) — сборный пункт на приграничной станции Сары-Озек. И уже дальше начиналась вторая часть пути: вглубь китайского Синьцзяна. Движение осуществлялось только по ночам. В конечном итоге, новобранцы прибыли в один из городов провинции, находящийся в 1700 километрах от советской границы. Всю эту операцию курировал отдел спецзаданий Генштаба РККА.

Первое «чудо» случилось еще в Казахстане, где бойцов снабдили настоящими канолевыми сапогами. В те времена это было большой редкостью. А тут новое обмундирование — и какое: всем прибывшим выдали… форму царской армии (вплоть до фуражек с кокардами)! Это было вторым сюрпризом для советских солдат. После этого всех четко проинструктировали на предмет принадлежности к «белогвардейцам». А именно — чтобы японская разведка не догадалась, что за формирования стоят у нее в тылу, на время командировки все военнослужащие (в том числе и офицеры) должны были жить по уставам дореволюционной российской царской армии, включая ношение соответствующего обмундирования и даже устаревшего лексикона. К офицерам, например, рядовые должны были обращаться: «Ваше высокоблагородие!». Слово «товарищ» произносить запрещалось.

В 1930-х годах в Китае еще находились десятки тысяч белогвардейцев, которые были вытеснены туда Красной Армией в ходе Гражданской войны. Поэтому не было ничего удивительного, что в одном из городов стоит, например, полк бывшей царской армии. Кстати, такая конспирация действительно была не лишней. Как вспоминал другой военнослужащий в/ч 4279, разведчик Рустем Умеров, японцы пристально следили за неизвестно откуда появившейся войсковой частью. И при случае могли втихую уничтожить советского солдата или высланный в разведку дозор. Однажды, по словам Рустема Мустафаевича, квантунцам удалось вырезать целую группу наших разведчиков — они ушли на задание и не вернулись. И только позже стала известна их судьба. Правда, эта акция не прошла для японцев безнаказанно: наши разведчики отомстили за своих товарищей.

Секретность на каждом шагу

Завершилась Сталинградская битва, и опасность японского нападения на Дальний Восток отошла на задний план. Так что после поступившего в апреле 1943 года приказа о направлении в/ч 4279 на западный фронт составы с военнослужащими этой особой войсковой части устремились тем же путем, через СССР, в европейскую часть страны: предстояла Курская битва и Ставке нужны были свежие резервы. Многие из чоновцев закончили свой боевой путь в Польше, Чехословакии, Берлине. А кто-то, как, например, крымский татарин Рустем Умеров, оказался врагом народа. К слову, по воспоминаниям самих ветеранов, в частях действующей Красной Армии, куда они попали после Китая, к ним относились с изрядной долей подозрения. Причин было достаточно, но основная из них заключалась в том, что у бойцов время от времени проскальзывали в речи «странные» словосочетания: «Ваше высокоблагородие!» или «Господин поручик!». Но, справедливости ради, надо отметить, что репрессиями такие казусы практически никогда не заканчивались.

Формально, в/ч 4279 считалась полком. Но в состав этой части входили и кавалерийские подразделения, и авиационная эскадрилья, и артиллерия, и внушительное подразделение разведки. Причем, все, что связано с этой войсковой частью и самой операцией, строго-настрого засекречено до сих пор! Так что и сегодня нельзя сказать с полной долей уверенности — сколько советских полков (или дивизий) находилось в то время в Китае. Ведь, по воспоминаниям ветеранов, находившихся в Синьцзяне, существовала как минимум еще одна войсковая часть № 8285. Это была особая автомобильная бригада, занимающаяся грузовыми перевозками по Турксибу. Парк ее состоял из 750 грузовиков, не считая легковых машин. Правда, такое количество автомобилей подходит скорей для дивизии.

Узнаем ли мы когда-нибудь всю правду о совершенно секретной операции ГРУ? Может быть. Однако, годы идут, гриф секретности так и не снят, а ветераны, к сожалению, уходят в мир иной, оставляя нам только обрывочные воспоминания. Но они порой лишь добавляют вопросов, главные ответы на которые мы узнаем, по всей видимости, еще не скоро.

Виталий Карюков, свободная пресса

 

Не забудьте обязательно ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях.

Количество просмотров:59

Материалы по теме

Загрузка...

Картина Дня

Мнения

Видео