Как военнопленные концлагеря Собибор обманули смерть

19.01.2018

Несколько дней назад не стало Аркадия Вайспапира – одного из военнопленных, которому удалось бежать из нацистского лагеря смерти Собибор. До организованного им восстания считалось, что выбраться оттуда живым невозможно.

На днях, 11 января 2018 года, в возрасте 96 лет cкончался Аркадий Вайспапир– последний из девяти бывших военнопленных, поднявших восстание в нацистском лагере смерти Собибор, выбраться живым из которого считалось невозможным.

Под знаком смерти

Большинство заключенных концентрационных лагерей должны были стать основой процветания новой европейской «расы господ»: вся теория, идеология и экономика Третьего рейха строились на использовании бесплатной рабочей силы во благо немцев.

Тех, кто был в состоянии работать, сразу же после «обработки» отправляли в Германию. Однако с оккупированных территорий до заводов и лагерей не только в Германии, но и в Восточной Европе живыми добирались не все. На узниках сказывались чудовищные условия перевозки: отсутствие нормальной пищи или вообще отсутствие пищи как таковой, болезни, сплошная антисанитария и нехватка чистой воды уносили до половины запертых в вагонах узников.

Точные цифры, раскрывающие численность узников концлагерей, оспариваются историками до сих пор. По некоторым данным, через концентрационные лагеря, построенные как на территории Германии, так и в Восточной Европе, с учетом гражданского населения могли пройти 16 миллионов человек.

Однако мириться с новой реальностью готовы были не все: начиная с 1941 года охрана лагерей с разной степенью успешности пыталась пресекать одиночные и групповые попытки побега заключенных.

Система безопасности фабрик смерти, тщательно отстроенная и структурированная, стала трещать по швам после августовского побега 1943 года. Относительно успешный бунт заключенных концлагеря Треблинка, а также проблемы с контролем объектов, на которых осуществлялся геноцид мирного населения, показали, что абсолютную гарантию повиновения узников лагерная охрана обеспечить была не в состоянии.

Историки отмечают, что в действительности успешных побегов из концлагерей было гораздо больше, чем принято считать.

«Известных и массовых побегов – да, немного. На самом деле побеги из концлагерей происходили довольно часто, а сами заключенные регулярно пополняли партизанские отряды», – отметил в интервью телеканалу «Звезда» военный историк Юрий Пашолок.

Судьбоносная встреча

В рамках операции «Рейнхард», направленной на истребление неугодных с точки зрения нацистской «расовой теории» народов, на территории Польши, были построены  три объекта особого назначения. Белжец, Собибор и Треблинка относились к категории концентрационных лагерей так называемого «непрерывного» цикла. За сухой терминологией стоит чудовищная действительность: на объектах этого типа уничтожение заключенных проводилось по «ускоренной» схеме – 24 часа в сутки сразу после прибытия заключенных.

Голод, болезни и систематическое истребление нацистами представителей «неполноценных» народов привели к тому, что всего за полтора года, с июля 1942-го по октябрь 1943-го, на трех объектах из-за невыносимых условий содержания и целенаправленного уничтожения погибло не менее двух миллионов евреев.

Осенью 1943 года в Собибор в составе группы советских военнопленных прибыл Александр Печерский – офицер-красноармеец, действия которого нанесут непоправимый ущерб всей системе немецких фабрик смерти. Офицер, попавший в плен к нацистам еще в 1941 году после службы в 596-м артиллерийском полку 19-й армии, не был обычным заключенным.

Историки отмечают, что Печерский был наиболее опасен для лагерной охраны, поскольку за красноармейцем уже числились попытки побега.

«Уже через полгода после первого плена он пытался бежать. Но та попытка бегства была обречена на провал: план не был продуман до конца, да и участников было слишком мало – всего пять человек. Такого количества вполне достаточно, чтобы продвигаться уже за пределами концлагеря, но для нейтрализации охраны и выхода с территории такой группы не хватило», – рассказал в интервью телеканалу «Звезда» военный историк, кандидат исторических наук Андрей Зинченко.

От смерти Печерского спас случай. Почти все заключенные, в вагоне с которыми прибыл офицер-красноармеец, обманом были согнаны в отдельное здание якобы для санитарной обработки и медосмотра. На деле вместо душа и медицинского осмотра в здании их ждала газовая камера, в которой разом оборвались жизни 500 заключенных.

Печерский вместе с еще несколькими пленными был отобран для хозяйственных работ – уборки территории, работы с трупами уничтоженных узников и так далее.

Уже в Собиборе Печерский познакомился с другим заключенными, которых волею судеб уберегло от неминуемой смерти. Среди новых знакомых Печерского оказался и раввин Леон Фельдхендлер, ставший правой рукой офицера-красноармейца практически сразу после знакомства. Еще через несколько дней узники лагеря Собибор приступили к разработке плана побега.

Удавка на шее нациста

В числе девяти ключевых действующих лиц, набранных Фельдхендлером и Печерским из числа других заключенных, был и попавший в плен к нацистам командир отделения сержант Аркадий Вайспапир, прибывший в Собибор из Минска.

План узников Собибора не предполагал тайного выхода с объекта – для прорыва через охрану лагеря девять заключенных планировали завладеть оружием, запертым в специальном здании.

Первая часть плана включала в себя установление личных контактов с лагерной охраной. Каждый охранник изучался в отдельности – повадки, привычки, размер обуви и количество сигарет, выкуренных за день, – все тщательно запоминалось и обсуждалось среди заговорщиков. Результатом «разработки» охранников лагеря стало разрешение на относительно свободное передвижение части заключенных, занятых на хозяйственных работах.

Четырнадцатого октября 1943 года вошедшие в доверие к нацистам заключенные начали приводить план в исполнение. В мастерских, производственных помещениях, на складах с помощью отверток, гвоздей, молотков и металлических штырей с интервалом в несколько минут были уничтожены 11 охранников.

Непосредственное участие в ликвидации лагерной охраны принимал и Аркадий Вайспапир: вместе с сокамерником они подстерегли зашедших в помещение примерить новый костюм надсмотрщиков и, воспользовавшись моментом, зарубили их топорами.

Путь на свободу

План побега, разработанный Александром Печерским и другими заключенными всего за три недели, был практически реализован. Однако в решающий момент все пошло не так: в суматохе не удалось вскрыть оружейную комнату, где хранились винтовки, пулеметы и большое количество боеприпасов, с помощью которых приговоренные к смерти пленные должны были вырваться на свободу.

Нескольких единиц захваченного оружия на серьезный прорыв уже не хватало – охранники с других участков лагеря быстро поняли, что заключенные пошли на прорыв и начали стрелять на поражение.

Однако подавить мятеж огнем из пулеметов караул объекта уже не мог – 420 человек, физически способных бежать и драться, убили на пути к свободе еще нескольких охранников и, навалившись телами, сняли с петель лагерные ворота.

Высокий забор из колючей проволоки оказался не единственным препятствием на пути теперь уже бывших узников концлагеря Собибор. Окружавшие фабрику смерти минные поля при попытке побега унесли жизни 50 человек. Еще 30 узников, вырвавшихся на свободу, получили пули в спину.

Более сотни оставшихся наблюдать за восстанием со стороны узников концлагеря демонстративно расстреляли на следующий день. Позднее сам лагерь, в котором за время существования уничтожили четверть миллиона человек, снесли, а всю землю перепахали: ничто не должно было напоминать гитлеровцам о позорном провале.

Борьба за жизнь

Историки отмечают, что сразу после успешно реализованного восстания израненным и голодным, но уже бывшими военнопленным пришлось решать, что делать дальше. От былого единодушия, рожденного ненавистью к нацистам, не осталось и следа: группа под руководством Печерского, состоявшая в основном из красноармейцев-фронтовиков, приняла решение выходить к линии фронта и пробиваться к своим. Члены других групп решили, что безопаснее всего будет остаться на территории Польши, смешаться с гражданскими и дожидаться благополучного исхода.

«Несмотря на то что боевая группа из бывших военнопленных без оружия была, в общем-то, не очень эффективна, именно решение идти к линии фронта и возвращаться в Белоруссию спасло жизни большей части покинувших Собибор», – отметил в интервью телеканалу «Звезда» военный историк, кандидат исторических наук Андрей Зинченко.

Почти все бежавшие из Собибора красноармейцы примкнули к партизанским отрядам, уничтожавшим противника на территории Белоруссии. Лидер восстания Александр Печерский вместе с несколькими бойцами вошел в состав партизанского отряда имени Щорса, в котором до освобождения Белоруссии и соединения партизанских отрядов с Красной армией воевал подрывником.

Лидерские качества Печерского проявились вновь: он был на хорошем счету не только у командования, но и у сослуживцев. Позднее, уже после проверок по линии контрразведки, Печерский воевал в составе частей 1-го Прибалтийского фронта. Чудом избежав смерти, проявив доблесть и героизм, руководитель восстания смертников из лагеря Собибор продолжил боевую службу и в дальнейшем был награжден медалью «За боевые заслуги».

Аркадий Вайспапир после бегства также продолжил боевую службу – после перехода в Белоруссию он вступил в партизанский отряд имени Фрунзе, в котором прослужил в должности пулеметчика вплоть до соединения партизанского подполья с частями Красной армии.

Побег из концлагеря Собибор, наряду с бунтами в концлагере Маутхаузен и бегством советских военнопленных с ракетного полигона Пенемюнде, спустя более 70 лет по-прежнему символизирует стойкость разных народов перед лицом неминуемой смерти. 

Дмитрий Юров ТРК Звезда

 

Не забудьте ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях. 

Количество просмотров:266

Материалы по теме

Материалы по теме

Загрузка...

Картина Дня

Мнения

Видео