Турецкий адмирал: Совместные операции нашего флота с российским — хорошая идея

1.12.2019

В Северо-Атлантическом альянсе — скандал за скандалом. Президент Франции Эммануэль Макрон сообщает о «смерти мозга» НАТО, одновременно распекая Турцию за «не согласованную с союзниками по блоку» операцию в Северной Сирии. Его турецкий коллега Реджеп Тейип Эрдоган сильно обижается и тоже заявляет о «смерти мозга» — уже лично у Макрона.

На этом фоне главным партнёром Анкары неожиданно становится Россия. Вместе мы занимаются мирным урегулированием в той же Сирии и почти достроили газопровод «Турецкий поток». В чём причина разногласий между Турцией и Северо-Атлантическим альянсом — и может ли военно-техническое сотрудничество Анкары и Москвы ещё больше расшириться?

Об этом в эксклюзивном интервью «КП» рассказал полный контр-адмирал ВМФ Турции в отставке — Джем Гюрдениз (Cem Gürdeniz).

«ВЫ СДЕРЖИВАЕТЕ АМБИЦИИ АМЕРИКАНЦЕВ В МИРОВОМ ОКЕАНЕ»

— Господин адмирал, обращусь к Вам как к эксперту по морской силе: как вы оцениваете нынешнее состояние российского флота?

— Я вижу, как между 2000 и 2019 годом из быстро деградирующего он превратился в глобальную морскую силу. Думаю, таким успехам ваш флот обязан президенту Владимиру Путину, поскольку он — лидер с «океанским мышлением». Сильные всего эти изменения заметны на Северном и в особенности на Черноморском флоте РФ. Последняя акватория располагала весьма малым числом боевых кораблей и субмарин даже в дни холодной войны, в том числе потому, что военно-морская политика Турции не носила провокативного характера.

Однако всё стало меняться с 2004 года, когда черноморские страны Румыния и Болгария стали членами НАТО, а Грузия вместе с Украиной заметно расширили сотрудничество с Альянсом. Все они действовали неосмотрительно и способствовали резкому росту милитаризации региона. Из-за этого Россия заметно повысила мощь и степень боеготовности своего Черноморского флота. Сегодня у него пять очень продвинутых дизель-электрических субмарин и много эффективных надводных боевых единиц. 20 лет назад ни о чём подобном нельзя было даже помыслить.

— Это касается не только Черноморского флота РФ?

— Вместе с китайскими, российские ВМС обеспечивают необходимый баланс для сдерживания амбиций американского флота в мировом океане. В особенности этому способствуют ваши ядерные субмарины, а также крылатые и гиперзвуковые ракеты морского базирования.

— Не считаете ли вы, в таком случае, что совместные операции ВМС России и Турции также будут способствовать миру в мировом океане?

— Почему бы и нет? После Сочинского меморандума [между президентами Путиным и Эрдоганом по итогам шестичасовых переговоров 22 октября 2019 года — прим. «КП»] наземные силы обеих стран сотрудничают в Северной Сирии для борьбы с террористической угрозой. Причём, заметьте, даже не в рамках каких-либо операции ООН, а как две равноправных державы, пришедшие к политической договорённости. Первый такой случай в нашей с вами истории.

Ранее Турция и Россия уже достигли образцового взаимодействия на море — например, в ходе интернациональной операции «Черноморская гармония» [ведётся с 2004 года для выявления подозрительных судов и борьбы с международной контрабандой — прим. «КП»]. Я уверен, что на основе такого опыта у нас есть много возможностей не только совместно патрулировать Чёрное море, но и поддерживать морскую безопасность в Восточном Средиземноморье.

«НАШИ ТАК НАЗЫВАЕМЫЕ СОЮЗНИКИ ПО НАТО»

— Недавно завершилась встреча президентов США и Турции, где Трамп предложил Эрдогану торговую сделку на $100 млрд — как отступные за «развод» с Россией.

— Вряд ли США будут приветствовать подобную сделку: Трамп — это отнюдь не все Соединённые Штаты. Там есть как минимум восемь «глубинных государств» — различных групп влияния, порой преследующих прямо противоположные цели. Есть политические фракции, ненавидящие Турцию: греческие, армянские и израильские лоббисты никогда не одобрят каких-либо шагов Вашингтона навстречу Анкаре. Пока Турция не откажется от своих геополитических целей, подвижек по «торговым сделкам» с США, на мой взгляд, можно не ожидать. Нельзя забывать и о том, как Трамп дважды угрожал «разрушить турецкую экономику санкциями» [когда нынешней осенью турки неожиданно ввели войска в Северную Сирию для создания зоны безопасности у своих границ — прим. «КП».]. Или написал после этого невежливое и унизительное письмо в адрес Президента Эрдогана. Дипломатия — это доверие и последовательность. Лишь на их основе и можно взаимодействовать.

— А что касается отношений Анкары и Москвы?

— Мы можем расширять наше сотрудничество в военной сфере. Турецкая оборонная промышленность могла бы поучиться у российской так же, как китайская и индийская. Думаю, прекрасными сферами для кооперации могло бы стать совместное производство боевых самолётов, субмарин или ракетных систем. Более того, в нынешних военно-политических условиях становится актуальным наследие Ататюрка и Ленина [в 1920-22 годах, когда основатель нынешней Турции был на грани поражения в освободительной войне с западным блоком, Антантой, — Советская Россия оказала ему значительную поддержку финансами и боеприпасами — прим. «КП»]. Как и век назад, Запад пытается изолировать Россию и Турцию. Например, только за последние два года в Восточном Средиземноморье американцы провели 15 военных учений, где «условной целью» была Турция, и в некоторых из них активно участвовали наши так называемые союзники по НАТО. То же самое справедливо и для России. За истекшие два года они проводили масштабные учения явно антироссийской направленности на Балтике.

— Примирение Анкары с США и НАТО в ближайшей перспективе возможно?

— Если сравнить Турцию с кораблём, то с 15 июля 2016 года она легла на курс прочь от Америки. В этот день в нашей стране произошла попытка переворота [одним из его вдохновителей считают оппозиционера Фетхуллаха Гюлена, постоянно проживающего в Пенсильвании — прим. «КП»]. Тем самым США не просто дестабилизировали Турцию, но прямо пытались причинить нам вред. Пока Вашингтон сохраняет свои геополитические амбиции — и в Евразии, и в особенности на Ближнем Востоке и Восточном Средиземноморье — турецко-американские отношения восстановлены не будут.

АРКТИЧЕСКОЕ ПОТЕПЛЕНИЕ

— Сейчас на Западе периодически требует «интернационализировать» российский сектор Арктики — дескать, наше присутствие в Северном Ледовитом океане (который с глобальным потеплением превращается в важный торговый маршрут) кому-то угрожает.

— Если эти воды станут «международными», то противостояние различных игроков может повлечь не только военные, но и экологические риски для региона. Примером хорошего решения могло бы стать Чёрное море, где возможность пребывания боевых кораблей нечерноморских стран серьёзно ограничена Конвенцией Монтрё [принята в 1936 году и запрещает нахождение в этом бассейне «чужих» военных единиц, например, американских, дольше 21 дня — прим. «КП»]. Некий подобный режим можно было бы применить и к арктическим водам — при решающей роли России, поскольку её линия побережья Северного Ледовитого океана является самой длинной. Я считаю российские требования (о принадлежности России арктического шельфа исходя из Конвенции ООН по морскому праву) вполне логичными и резонными.

В то же время этим регионом следует управлять мудро, на трезвую голову — малейшим неправильным движением здесь можно нажать на спусковой крючок колоссальных изменений климата. Поэтому Арктический совет [международная организация приполярных государств от России до США — прим. «КП»] должен действовать от имени не только своих стран-участниц, но и остального мира.

https://www.crimea.kp.ru/daily/27062.5/4130187/
Количество просмотров:8

Материалы по теме

Материалы по теме

Картина Дня

Мнения

Видео