«Противоречит конкуренции»: почему Киев требует компенсацию за строительство газопроводов (ФОТО)

12.01.2019

Украинская сторона подала новый иск к «Газпрому» на $12 млрд за отказ продлить контракт на транзит газа и за строительство «Северного потока — 2» и «Турецкого потока».

Об этом заявил глава «Нафтогаза» Андрей Коболев. Киев готов отказаться от этих претензий в обмен на заключение нового транзитного контракта на своих условиях. Эксперты полагают, что требования Украины абсурдны, поскольку идут вразрез с принципами свободной конкуренции. Как отмечают аналитики, Киев в данном случае действует в интересах США, которые пытаются помешать строительству новых газопроводов из России за рубеж.

Кроме того, по оценкам специалистов, обсуждать дальнейшее сотрудничество в энергетической отрасли нет смысла, пока на Украине не прошли выборы.

Украинская госкомпания «Нафтогаз» подала новый иск против российского «Газпрома» в Стокгольмский арбитражный суд с требованием выплатить $12 млрд в качестве компенсации за снижение стоимости активов компании в результате строительства российской стороной газопроводов в обход Украины. Об этом рассказал накануне генеральный директор «Нафтогаза» Андрей Коболев в эфире украинского Пятого канала.

В «Нафтогазе» уверены, что после того, как трубопроводы «Турецкий поток» и «Северный поток — 2» будут достроены и введены в эксплуатацию, украинская газотранспортная система упадёт в цене.

При этом в Киеве готовы отказаться от исковых претензий, если Москва согласится заключить новый долгосрочный договор на транзит газа через мощности «Нафтогаза». Новый контракт должен быть составлен на базе европейских правовых норм, добавил Коболев.

«Мы говорим российским коллегам: если вы строите и не хотите транспортировать, то компенсируйте. Если хотите транспортировать и готовы подписать долгосрочный контракт по европейским правилам, с гарантиями, что эти деньги вы нам заплатите, мы готовы от иска отказаться», — сказал Коболев.

Он также добавил, что украинская сторона уже представила это предложение Еврокомиссии и была «услышана». Теперь «Нафтогаз» готов поднять этот вопрос на переговорах с коллегами из «Газпрома».

«Цель простая: сохранить транзит по территории Украины», — подчеркнул Коболев.

О новом иске «Нафтогаза» на сумму $12 млрд против «Газпрома» из-за запуска «Северного потока — 2» ещё в октябре 2018 года заявлял коммерческий директор украинской компании Юрий Витренко.

«Это как раз сумма, которая отражает ущерб Украине, если будет построен „Северный поток — 2“ и мощности украинской ГТС не будут применяться», — заявил тогда представитель «Нафтогаза».

«Медицинский факт»

Эксперты сомневаются, что суд примет к рассмотрению этот иск «Нафтогаза». По мнению директора Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслава Кулагина, требования «Нафтогаза» можно назвать нонсенсом.

«По этой логике любая компания, построившая новые мощности, например завод или дорогу, должна выплатить компенсацию „убытков“ собственным конкурентам. Естественно, что это противоречит здравому смыслу и принципам конкуренции. Скорее всего, этот иск не будет даже принят к рассмотрению», — предположил эксперт в интервью RT.

Аналогичной точки зрения придерживается заместитель директора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

По мнению эксперта, руководство «Нафтогаза» воодушевило решение Стокгольмского арбитража, который в прошлом году присудил украинской стороне компенсацию за недостающие объёмы транзита газа, хотя никаких обязательств в контракте по этому поводу не было прописано.

© Кирилл Каллиников / РИА Новости

«Возможно, выставляя всё новые требования, украинская сторона пытается занять более выгодную позицию перед переговорами о продлении контракта, но этот ход Киеву всё равно не поможет, он слишком абсурден. „Газпром“ не брал на себя обязательства всегда обеспечивать „Нафтогаз“ какими-то платежами и поддерживать украинскую ГТС», — подчеркнул Гривач.

Это далеко не первое исковое требование, выдвинутое украинской госкомпанией к «Газпрому». Между компаниями с 2009 года действуют два контракта, срок действия обоих договоров истекает в конце 2019 года. Первое соглашение касается поставок российского газа украинским потребителям, второе — условий топливных поставок транзитом через украинскую территорию в Европу.

В 2014 году «Нафтогаз» и «Газпром» подали встречные иски по условиям выполнения обоих договоров в Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма (Стокгольмском арбитраже).

Российская сторона потребовала от Киева выплатить просроченную задолженность на поставленный газ, на тот момент долг составлял около $4,5 млрд. Речь идёт о штрафных санкциях против украинской компании за недобор топлива. В контракте от 2009 года на поставки газа был заложен принцип «бери или плати», согласно которому покупатель гарантирует оплату определённого объёма поставок вне зависимости от того, был ли он выбран полностью.

С 2015 года «Нафтогаз» прекратил закупку газа по действующему договору, перейдя на реверсные поставки из Европы. Отказавшись от выполнения обязательств, украинская сторона подала иски против «Газпрома» с требованием пересмотреть цены на топливо и тарифы за транзит задним числом, а также отменить заложенный в контракте запрет на перепродажу поставленного газа.

Кроме того, «Нафтогаз» требует, чтобы «Газпром» выплатил компенсацию за убытки по транзитным поставкам.

В начале 2018 года Стокгольмский арбитраж вынес решение в пользу «Нафтогаза» по транзитному спору, обязав компанию выплатить украинской стороне $4,63 млрд. Но так как в конце 2017 года суд обязал Украину выплатить российской стороне порядка $2 млрд по договору о прямых поставках газа за 2014 и 2015 годы, итоговая сумма присуждённых «Нафтогазу» средств составила $2,56 млрд.

«Нафтогаз» попытался взыскать эту сумму через арест собственности «Газпрома» в европейских странах, однако в июне прошлого года Апелляционный суд округа Свеа (Швеция) приостановил исполнение судебного решения и арест активов российской госкомпании.

Со своей стороны «Газпром» инициировал в марте прошлого года процедуру расторжения всех контрактов с «Нафтогазом» — и на поставку, и на транзит газа. Соответствующий иск был направлен в Арбитражный суд Стокгольма.

Сейчас главный вопрос заключается в том, подпишут ли российская и украинская компании новый договор о транзите газа. Пока «Нафтогаз» занимает чрезвычайно агрессивную позицию, в июле компания подала ещё один иск против «Газпрома» на сумму $11,58 млрд. Украинская сторона требует задним числом пересмотреть транзитные тарифы, ссылаясь на «изменения на европейском энергетическом рынке».

По мнению экспертов, хотя руководство «Нафтогаза» требует, чтобы Россия сохранила транзит газа через украинскую территорию, именно своими упорными действиями Киев вынудил «Газпром» активизировать строительство новых газопроводов.

«Украина сделала всё для того, чтобы „Газпром“ начал создание альтернативных каналов поставок газа своим европейским потребителям. Это, если можно так сказать, медицинский факт», — уверен Алексей Гривач.

«Информационные выпады»

По итогам первого полугодия 2018 года чистая прибыль «Нафтогаза» упала на 60,3% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года. Такая статистика была ранее представлена Министерством экономического развития Украины.

Андрей Коболев © FERENC ISZA / AFP

Руководство компании прогнозирует трудности и в 2019-м. Как написал Андрей Коболев на своей странице в Facebook, «Нафтогаз» входит в новый год с «минимальными остатками денежных средств», и это осложнит закупки топлива в разгар отопительного сезона.

Основной причиной убытков стало плачевное положение принадлежащей «Нафтогазу» компании ПАО «Укртрансгаз».

Компания занимается хранением и транспортировкой природного газа, именно в её ведении находится газотранспортная система Украины. Трубопроводная система находится в плохом состоянии, как отмечают эксперты, на протяжении многих лет никто не инвестировал средства в ремонт и модернизацию ГТС. Поэтому транзит через украинскую территорию имеет, помимо политических, также сугубо технологические риски, считают специалисты.

Как заявили ранее в «Нафтогазе», на поддержание работоспособности системы в нынешнем состоянии требуется $200–300 млн в год, такие оценки были получены в результате аудита. По словам главы «Нафтогаза», выделить такие средства из доходов от газового транзита можно — например, по итогам 2017 года ГТС принесла компании прибыль $3 млрд.

Однако вместо того, чтобы вкладываться в ремонт инфраструктуры, руководство «Нафтогаза» анонсировало привлечение иностранных инвестиций.

В декабре 2018 года Андрей Коболев рассказал в эфире украинского «Радио НВ» о переговорах с некой американской компанией о миллиардных инвестициях в ГТС Украины. Впрочем, эксперты подвергли это заявление главы «Нафтогаза» сомнению.

Модернизация ГТС может не окупиться, если Киев не сумеет договориться с Москвой о продлении контракта о транзите газа. Но пока к этому нет никаких предпосылок — украинская сторона продолжает демонстрировать недоговороспособность, пытаясь диктовать России свои условия в ультимативной форме.

Между тем в следующем году «Газпром» сможет запустить два канала поставок газа в обход Украины. Строительство «Северного потока — 2» будет завершено к концу 2019 года, равно как и прокладка газопровода «Турецкий поток». В декабре 2018-го Анкара приступила к строительству наземного участка магистрали, работы будут завершены к концу года.

Впрочем, даже после ввода этих газопроводов в эксплуатацию доля транзита может сохраниться за Украиной — эксперты говорят о 10–15 млрд кубометров в год. Напомним, в 2017 году объёмы газового транзита на этом направлении составили 93,5 млрд кубометров.

По мнению Вячеслава Кулагина, «Газпром» заинтересован в том, чтобы поставлять через Украину газ отдельным европейским клиентам, не имеющим выхода к альтернативным каналам поставок — например, потребителям в Молдавии и Приднестровье.

«На конструктивные подвижки в переговорах с Киевом можно рассчитывать только после того, как на Украине закончится президентская кампания. До тех пор всё будет сводиться к спекуляциям», — считает эксперт.

Трубоукладочное судно Pioneering Spirit недалеко от моста Большой Бельт в Дании © Nord Stream 2 / Wolfram Scheible

По мнению Кулагина, многие нелогичные шаги украинской стороны продиктованы не практическими, а политическими соображениями.

«Критика России стала для украинской элиты стандартом мышления, эта борьба приносит политические дивиденды как на внутренней, так и на внешней арене, — пояснил эксперт. — Например, Киев отчасти подыгрывает Вашингтону, который хотел бы помешать поставкам российского газа в Европу из собственных соображений, чтобы нарастить свой газовый экспорт. Поэтому игра и продолжается, даже когда всем ясно, что политика Киева провалилась».

Похожей точки зрения придерживается и Алексей Гривач. Как пояснил эксперт, в своих ультиматумах Киев порой ставит под угрозу собственные интересы.

«Так, переход на европейские нормы, на которых настаивает „Нафтогаз“, как раз в первую очередь невыгоден самой Украине, которая хотела бы заключить с Россией эксклюзивное соглашение. Впрочем, до завершения президентской кампании на Украине говорить о будущем этих контрактов всё равно не приходится — уже ясно, что новые власти могут с лёгкостью дезавуировать любые договоры. А сейчас „Нафтогаз“ просто совершает информационные выпады», — подытожил Гривач.

Читайте также: Очередной позор «томосеков» — важное заявление главы Кипрской церкви

Надежда Алексеева

http://rusvesna.su/news/1547132927
Количество просмотров:1

Материалы по теме

Загрузка...
Загрузка...

Картина Дня

Мнения

Видео