Почему российские деревни вынуждены самостоятельно собирать деньги на ремонт дорог

15.09.2018

«Это ж просто самобичевание какое-то!» - резвились ехидные блогеры на тему нескольких местных референдумов, которые прошли в Единый день голосования. На них граждане голосовали за… «самообложение» дополнительным сбором в местный бюджет.

Представьте себе небогатый сельский электорат, сам потребовавший обложить его еще одной податью. И явившийся на избирательный участок, чтобы за это еще и проголосовать. Прямо материализация анекдота «веревки для повешенья свои приносить?».

Однако референдумы вполне настоящие, значатся на сайте ЦИК. Выяснить, что происходит, я отправился на такой референдум по самообложению в Большеберезниковский район Мордовии.

«КУДЫ ДЕВАТЬСЯ-ТО...»

… - «Согласны ли вы ввести на территории Шугуровского сельского поселения в 2018 году разовые платежи в размере 200 рублей на каждого совершеннолетнего жителя... на расходы по благоустройству поселения», - еще раз перечитывают на листочке у сельмага вопрос референдума шугуровские мужики. Новостей в селе обычно раз, два и обчелся, а тут вот какой повод образовался: референдум!

- Это чего же: нам скинуться, что ли, предлагают? А кто против будет - тоже должен платить? - Они пытаются понять, где грань между добровольным и принудительным.

- Если большинство поддержит, то обязаны будем, куды деваться-то...

- Мы собирались и у всех спрашивали: что в первую очередь надо сделать в селе? - рассказывают в администрации района. - Референдум же в 9 поселениях. Перед этим смотрели опыт других регионов, весьма успешный, надо сказать. Говорили с людьми, объясняли. Всем важно благоустроить кладбище, освещение уличное сделать, качели для детей поставить. На каждый собранный, таким образом, рубль республика даст еще один.

- Говорили и пытались убедить людей, - добавляет глава Шугуровского поселения Анна Николаева. - Никого не заставляли! И большинство согласились и попросили потратить деньги на благоустройство кладбища (там старый забор упал) и уличное освещение: еще 25 фонарей поставим, это же для всех! Жителей старше 18 лет - 518, так что соберем 103 тысячи 600 рублей. Еще столько же на принципах софинансирования даст республика. Отчитаемся за каждую копеечку. Осталось лишь проголосовать…

- Неужели все за?

- Не все, конечно, - вздыхает она. - Есть и которые против...

НАЛОГИ ТАМ, ГДЕ РАБОТАЕШЬ...

Санька из тех «бунтарей», которым референдум в его Гузенцах решительно не нравится.

- Да не буду я ничего платить! - упрямится он в разговоре с односельчанами. - С какого? Умирать пока не собираюсь, а на кладбище моих нет. И вообще с меня почти 2,5 тыщи налогов вычитают! Вот пусть на них и делают!

- Лучше скажи корреспонденту, где работаешь-то, - перебивают его.

- Ну в Атемаре… - называет он село в соседнем Лямбирском районе, известное своей птицефабрикой-гигантом, выдающей до полумиллиарда яиц в год и аккумулирующей трудовые ресурсы со всей округи.

- Вот! - хлопают его по плечу экономически подкованные мужики. - Значит, брат, и налоги свои ты тоже оставляешь в Атемаре! Сюда же от тебя ни копейки не приходит!

Санька тушуется и словно извиняется:

- Да я бы рад. Но где здесь работать-то?..

Мужики смолкают, понимая его правоту. Санька - хороший водитель, но условий, чтобы он оставлял налоги в родной деревне, просто нет.

ЗА 8 ЛЕТ - МИНУС 205 ЧЕЛОВЕК

- Увы, очень многие работают не на малой родине, - соглашается глава Шугурова Анна Николаева, вместе с которой мы углубляемся в невеселую статистику поселения. Со времен последней переписи (на 2010 год здесь насчитывалось 868 человек) оно «усохло» еще на 205 жителей, до 663. Из трудоспособных 346 человек здесь работают лишь 59, остальные - в том же Атемаре, Чамзинке (там тоже птицефабрика и огромный цементный завод), райцентре и Саранске - до него меньше часа езды. Там такие, как Санек, и оставляют свой НДФЛ.

Экономят в районе как могут. Например, почти все сельские администрации давно переехали в местные школы: меньше денег на отопление.

Стоп, а как же другие местные налоги? Снова смотрим сельскую статистику. Но и здесь невесело. Вместе с земельным и имущественным налогами удается собрать всего 450 тысяч рублей. В то время как Шугурову необходимо 2,1 миллиона. Разница покрывается из республиканского бюджета в виде дотаций. Которых хватает лишь на самое необходимое. А повесить новый фонарь или заасфальтировать улочку - на это денег уже нет. Вот и приходится пускать шапку по кругу, объявляя референдум о «самообложении».

ПОСЛЕ ВОЙНЫ ТОЛПЫ НА ТАНЦЫ ХОДИЛи! СЕЙЧАС - ДЕСЯТОК ПАР...

Примерно та же ситуация в каждом из 9 сельских поселений района, где проводится такой референдум: сами зарабатывают 20 - 25% от необходимого.

Взять соседнее Судосевское поселение: на 476 человек - 260 пенсионеров, еще 36 заняты в администрации, библиотеке, школе и на почте... А почти 140 пар рабочих рук где-то на заработках. И упрекнуть их не в чем. Как результат - собственных доходов всего 357 тысяч при требуемых 2 миллионах. А и тут не везде есть уличное освещение. И памятник погибшим на войне уроженцам села не отремонтирован.

- А на что бы еще можно было скинуться? - спрашиваю у главы Судосевского поселения Виктора Некрасова.

- На ремонт школы можно, дома культуры. - Он вдруг останавливается, глядя на ДК. - Подумать только: после войны сюда на танцы по 200 человек молодежи набивалось, сейчас от силы 15...

СОЦИАЛКА ДЕРЖАЛАСЬ НА КОЛХОЗАХ

…У школы останавливается новенький автобус - развезти детишек по их деревням. В отчетах чиновника любого региона подобный транспорт - почти всегда предмет для гордости: мол, изыскали средства, не пылить теперь деткам до знаний по несколько километров пешкодралом!

А в глазах местных стариков, сидящих на остановке, - тоска. Они прекрасно понимают: появление такого автобуса означает, что в родных деревнях этих детишек школ больше нет - закрыты. Не тратить же деньги на зарплаты учителям и отопление здания из-за двух-трех школьников, проще и дешевле выбить такой вот общий автобус.

А отсюда другое нерадостное следствие: закрытая школа - это отсроченный приговор русской деревне. Вот доучатся эти ребята и тоже сбегут в города…

Автобус уезжает. Старики обещают сказать свое да на референдуме и вспоминают о молодости, проведенной в местном колхозе имени Калинина. Когда из села уезжали единицы, а возле каждой избы бегали ватаги детишек. Когда все работало и не приходилось сбрасываться на тот же упавший кладбищенский забор.

- Почему?

- Да колхоз все и делал, - пожимают они плечами. - Не только же пахали и сеяли, но все вместе что-то по селу делали…

А ведь и правда: именно на колхозах той поры висели все сегодняшние социальные трудности: пресловутые фонари, водопроводы, дороги, клубы и дома культуры... И реформаторы 90-х, однажды объявив их неэффективными, постарались не вспоминать, что именно они выполняли главную роль в развитии сельских территорий, обеспечивая жителей работой, а их детей - садиками и школами. Взамен же «неэффективных» хозяйств так никто ничего не предложил, оставив село один на один с дырявым карманом, который и заштопать-то нечем. Надежды на фермеров минимальны: много таких найдется, которые взвалят на себя ярмо всей сельской социалки? Молодежь уезжает, а из территорий, по большому счету, развиваются лишь кладбища. В том же Шугурове в прошлом году родился всего 1 человек. Умерло - 19…

P.S. По данным ЦИК Мордовии, все референдумы в Большеберезниковском районе состоялись. Подавляющее большинство жителей ответило на вопросы о самообложении утвердительно. В Шугуровском сельском поселении да ответили 83,14%.

ВОПРОС НА ЗАСЫПКУ

Почему нельзя просто пустить шапку по кругу?

Вера ЗАХАРОВА, кандидат социологических наук, эксперт в области избирательного права:

- Обычно далеко не все граждане согласны с такой постановкой вопроса - что чинить, например, тот же кладбищенский забор надо именно из их кармана. Тогда, чтобы решение о сборе денег было легитимным и обязательным для исполнения, нужно получить большинство голосов жителей. А убедиться, что большинство за, можно только на референдуме. После него споры прекращаются.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

«Все проблемы так не решить»

Владимир КЛИМАНОВ, директор Института реформирования общественных финансов:

- В целом я за самообложение, оно может быть достаточно продуктивным. Но если при этом не решаются задачи более глобального характера - выстраивания адекватной системы органов управления, финансовой самостоятельности, - то этот дополнительный инструмент служит только обузой.

На самом деле надо совершенствовать систему местного самоуправления. На мой взгляд, реформа местного самоуправления во многом потерпела неудачу и ее надо разумно пересмотреть.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Сбор денег до УК довел...

Референдумы о самообложении проводятся в регионах уже десять лет.

И мы решили посмотреть: помогло ли это решить местные проблемы?

В ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ ЧУТЬ ДО СУДА НЕ ДОШЛО

Своеобразным пионером стал Камешкирский район Пензенской области, там референдум прошел еще в 2008 году. По замыслу, жители должны были в течение 5 лет скидываться по 600 рублей, чтобы собрать 5 миллионов и отремонтировать местные дороги.

По официальным данным, за самообложение тогда проголосовали чуть больше половины жителей. Но общественники обвинили власти в фальсификации и дело дошло до суда, который в 2009 году признал итоги референдума незаконными. Самообложение запретили, против главы района, выступившего с инициативой, возбудили уголовное дело, обвинив в превышении полномочий. Практически все выбоины и колдобины остались на месте.

В КИРОВСКОЙ СБРОСИЛИСЬ НА 2200 ИНИЦИАТИВ

За 8 лет проведения таких референдумов в Кировской области, было реализовано 2200 инициатив снизу. Большинство людей согласны сбрасываться на те же дороги, водоснабжение, учреждения культуры и благоустройство территорий. Но порой возникают вопросы и споры.

Например, жители поселка Ленинская Искра однажды решили собрать по 1000 с каждого и отремонтировать наконец 500-метровый заезд в поселок с федеральной трассы - он был так разбит, что рейсовые автобусы наотрез отказывались заезжать по нему. Но кто-то из местных пожадничал, не скинулся, и денег не хватило. В итоге недостачу раскидали на сознательных граждан. А когда через несколько лет на сельском сходе снова заговорили о еще одной разбитой улице в поселке, большинство отказались: обидно же, когда кто-то отдает двойную сумму, а кто-то - совсем ничего.

В ПРИКАМЬЕ СОБИРАЮТ 30 МИЛЛИОНОВ В ГОД!

Благодаря референдумам этим летом в десяти коми-пермяцких деревнях Ошибского сельского поселения на детских площадках появились тренажеры для взрослых. После голосования ошибцы принесли в местную администрацию по 100 рублей с каждого взрослого. Всего получилось чуть меньше 200 тысяч рублей. И это не первый случай самообложения в Ошибе. За счет народных денег обустроили сельские парки и скверы во всех деревнях. Останавливаться на этом не собираются и уже замахнулись на асфальтовые тротуары.

- Они пионеры самообложения у нас в Прикамье, - говорят в секретариате Совета местного самоуправления Пермского края. - И у них теперь много последователей в других поселениях: если в 2011-м жителям сел в Прикамье удалось собрать всего 309 тысяч рублей, то сейчас прикамцы ежегодно собирают в рамках самообложения более 30 миллионов рублей личных средств.

Подготовили: Екатерина БЕЛЯКОВА («КП» - Пенза - Саранск»), Алена ЗАЙЦЕВА («КП» - Киров»), Андрей МАТЛИН («КП» - Пермь»).

https://www.crimea.kp.ru/daily/26882.7/3925783/
Количество просмотров:0

Материалы по теме

Загрузка...

Картина Дня

Мнения

Видео