Пить коньяк — дело чести. Как Ататюрк реформировал мусульманскую Турцию

25.05.2019
МОСКВА, 25 мая — РИА Новости, Ксения Мельникова. Сто лет назад началась война за независимость Турции. В итоге отсталая исламская империя, которую называли "больным человеком Европы", превратилась в успешное светское государство. Но сегодня страна отходит от заветов Мустафы Кемаля, становясь все более религиозной. РИА Новости рассказывает о непростом пути от султана до Ататюрка и обратно.

"Больной человек Европы"

К началу ХХ века период могущества Османской империи остался далеко позади. Страна находилась в плачевном состоянии, теряя одну территорию за другой. Когда младотурки (политическое движение, пытавшееся сделать страну конституционной монархией) свергли непопулярного султана Абдул-Хамида II, они посадили на трон его брата Мехмеда, который вовсе не был создан для управления империей. Турция оказалась втянута в четыре большие войны (в Первой мировой выступала на стороне Германии и Австро-Венгрии), в трех потерпела сокрушительное поражение.
Лишившись всех своих европейских владений, за исключением Стамбула и маленькой части Фракии, страна фактически превращалась в протекторат Англии и Франции: Лондон и Париж получили контроль над проливами, железной дорогой, телеграфом и радио. Униженную и разгромленную страну мечтала возродить небольшая группа патриотической интеллигенции во главе с Мустафой Кемалем-пашой, которого впоследствии стали называть Ататюрком. Он сумел в кратчайшие сроки собрать армию.
Девятнадцатого мая 1919 года, выступая перед молодежью в турецком городе Самсун, 38-летний генерал объявил о начале войны за независимость Турции и призвал ко всеобщей мобилизации. Впоследствии эта дата превратилась в национальный праздник — День молодежи, спорта и памяти Ататюрка.
Вооруженная борьба завершилась изгнанием оккупантов и установлением республиканского строя. Парламент принял закон об упразднении султаната. И первым президентом нового государства стал Ататюрк, рьяно взявшийся за реформы, которые многим показались слишком радикальными. Суть их сводилась к насаждению западных ценностей в турецком обществе.

Турецкий Петр I

Ислам перестал быть государственной религией, Коран перевели на турецкий язык. Каждый новый день приносил перемены: страна переходила на григорианский календарь, вводилась метрическая система мер, устанавливалась пятидневная рабочая неделя, у граждан страны появились фамилии.
Религиозные консерваторы считали молодых реформаторов страшными грешниками. Те в ответ лишь подзадоривали исламистов, открыто наслаждаясь коньяком и закусывая его ветчиной.
Дальше — больше. В Турции учреждался однопалатный парламент — меджлис, страна становилась светской. Конституция 1924 года полностью соответствовала европейским нормам того времени. Женщин уравняли в правах с мужчинами, одними из первых в западном мире они получили право голоса.
Идеология, провозглашенная отцом современной турецкой нации, вошла в историю под названием "кемализм". Ей привержены в Турции и сегодня. Принципы кемализма подразумевают и светскость, и борьбу против сословных привилегий, и национализм (идеал национального государства, патриотически воспитывающего своих граждан, отличающийся от расового национализма).
Ататюрк решительно избавлялся от всего, что хотя бы косвенно было связано с османским прошлым. В стране появился новый алфавит — латиница, арабские слова заменили турецкими. Столицу перенесли из Стамбула в Анкару. Слишком многое здесь было связано со старым, погрязшим в коррупции режимом. Анкара, кроме того, имела важное стратегическое значение — во время войны за независимость город был недосягаем для вражеских армий.

Тотальная эмансипация

Но особенно Ататюрка почитают женщины. Мустафа Кемаль всячески поддерживал эмансипацию. Турчанки получили не только право голосовать, но и самим избираться в муниципалитеты и парламент. Уже в середине 1930-х годов в стране появилась первая женщина-судья, а в Национальное собрание прошли восемнадцать депутаток. В Турции, к слову, в отличие от большинства западных стран, высший государственный пост также занимала женщина: с 1993 по 1996 год премьер-министром становилась Тансу Чиллер.
Коснулись преобразования и семейных норм. В стране официально запретили многоженство, разрешили гражданские браки. Турчанкам позволили разводиться, учиться в университетах. Все больше женщин выходили на улицу без платка.
Чувствительным ударом для исламистов стала замена фесок шляпами. Турецкий лидер считал фески "символом невежества, фанатизма, ненависти к цивилизации и прогрессу". Вводилась мода на европейскую одежду, поскольку вещи, которые носили в Османской империи, четко разделяли общество на сословия.

Возвращение ислама

После смерти Ататюрка Турция продолжала развиваться в рамках западной светской модели. За тем, чтобы страна не скатывалась к исламизму, зорко следили военные. Если лидеры, избранные демократическим путем, начинали склоняться в сторону исламизма, офицеры вооруженных сил быстро их свергали.
О существовании партии исламистов не могло быть и речи. Поэтому Реджеп Тайип Эрдоган и его соратники с самого начала позиционировали себя как центристы — и не прогадали. В нулевые появилась Партия справедливости и развития, умело маскировавшая исламистскую идеологию экономическими лозунгами.
Едва придя к власти, Эрдоган начал постепенно переделывать систему общественных отношений под себя. И в этом ему невольно помог Брюссель. Одним из условий обещанного членства в ЕС было снижение влияния военных — теперь ничто не мешало исламу постепенно возвращаться в сферу публичной политики.
В реформах Ататюрка не было исламофобии, Мустафа Кемаль продолжал поддерживать ислам, но отделял его от государственной власти. Эрдоган же, напротив, вначале заручился поддержкой лидеров религиозных групп, потом стал активно подчеркивать, что он истинный мусульманин: исправно посещает мечеть, соблюдает пост в священный месяц Рамадан, не курит и не пьет алкоголь. Такое поведение понравилось консервативному электорату, исправно отдающему голоса турецкому лидеру и его партии на выборах.
Исламизация шла неторопливо — под видом расширения демократических свобод. Власти, например, сняли запрет на религиозную одежду в образовательных и государственных учреждениях. Порой на руку Эрдогану играли и представители светской интеллигенции. Когда правительство предложило закрыть ларьки с алкогольными напитками и сигаретами, расположенные около учебных заведений, это решение активно поддержали местные либералы. Постепенно спиртное перестали продавать по ночам, а потом и вовсе заговорили о создании зон, свободных от алкоголя.

Позабытые заветы Ататюрка

Окончательно выдавить опальных военных из политики, заменив их лояльными людьми, турецкому лидеру помог мятеж, поднятый в июле 2016 года. Попытка путча, получившего в стране название "странный переворот", дала властям официальный повод для массовых чисток в рядах идеологических противников.
Если Ататюрк старался избавиться от османского наследия, то Эрдоган все больше пытается примерить на себя роль лидера всех мусульман, активно прибегая к риторике в стиле пантюркизма и неоосманизма. Выступая на митингах, президент Турции порой прибегает к популистской религиозной риторике, не скрывая, что хотел бы возродить некогда утраченное величие Османской империи. За что и получил прозвище Султан.
"Но это не больше, чем просто слова, рассчитанные на определенных избирателей. Он как-то заявлял, что хотел бы приравнять супружескую измену к преступлению, а собор Святой Софии превратить из музея в мечеть, отмечая при этом, что подобная инициатива вообще невозможна. Риторика об адюльтере вызвала такое негодование в обществе, что он быстро отказался от этой идеи", — рассказал РИА Новости турецкий политолог Серкан Демирташ.
По мнению эксперта, под руководством Эрдогана страна продвинулась в сторону исламизации: растет число школ имам-хатыбов, а их выпускникам разрешают поступать в университеты, на улицах появляется все больше турчанок с покрытой головой.
Однако, как считает Демирташ, полностью пересматривать достижения "отца всех турок" Эрдоган и его сторонники не станут. "Прекрасно понимая, что граждане Турции очень трепетно относятся ко всему, что связано с Мустафой Кемалем, Эрдоган и его окружение все же не будут покушаться на святое. Не стоит забывать, что после выборного марафона, который продолжается в стране уже несколько лет, общество очень сильно поляризовано. Президент и его соратники опасаются еще большего общественного раскола", — пояснил он.
Партия справедливости и развития находится у власти уже семнадцать лет. Программа ПСР полностью основана на гражданском праве — там нет ни строчки о шариате. В республике разрешен алкоголь и легализована проституция. И Ататюрк остается одним из немногих бывших правителей, которого так воспевают после смерти. Всего за одно нелестное высказывание о нем в Турции грозит серьезное наказание — вплоть до тюремного заключения.
https://ria.ru/20190525/1554850838.html
Количество просмотров:8

Материалы по теме

Материалы по теме

Загрузка...
Загрузка...

Картина Дня

Мнения

Видео