Не тот Менделеев

4.02.2019

На закате жизни бывшего члена Государственного совета Российской империи, тайного советника и губернского предводителя дворянства Павла Павловича Менделеева (1863-1951) спросили, не родственник ли ему знаменитый химик Менделеев. Павел Павлович, в тот момент уже "маленький, совсем квадратный старичок в очень сильных очках", сухо ответил, что "дед химика был крепостным у его собственного прадеда".

В марте 1919-го Менделеев эмигрировал во Францию, где написал обширные воспоминания "Свет и тени в моей жизни". В конце 2017 года они выпущены издательством "Кучково поле".

"Дядя без дела сидеть не мог..."

В течение трех столетий Менделеевым принадлежали имение Мишково и близлежащие земли по берегам притока реки Мсты. "Сама усадьба стояла поодаль, на горе, отделенная от реки постепенно к ней спускавшимся живописным парком с прудами, обрывами, вековыми рощами и аллеями"1. Род Менделеевых татарского происхождения и записан в так называемую Бархатную книгу - родословную книгу знатных русских боярских и дворянских фамилий, составленную в 1687 году. Род сумел сохранить свое "дворянское гнездо", потому что Менделеевы, предпочитая служить государству Российскому шпагой, из поколения в поколение рано выходили в отставку "по домашним обстоятельствам" и в невысоких чинах оседали на земле. Высоко не поднимались, низко не падали.

Таков был и Михаил Павлович Менделеев (1826-1886), дядя и крестный отец нашего героя. Он юнкером поступил в полк, храбро сражался на Кавказе и в Закавказье. За отличие на полях сражений заслужил три чина и четыре ордена. Молодым майором, несколько раз раненным и контуженным, еще до отмены крепостного права вышел в отставку и занялся обустройством родового гнезда.

Г. Мясоедов. Косцы. 1887 год.

"Дядя взял все хозяйство в свои руки и завел новые порядки. Шестиполье с двухлетним клевером. Конный завод. Породистый скот. Маслоделие, продукты которого сбывались в петербургские лавки"2. Отмена крепостного права не только не разорила его, но предоставила новые возможности, которыми отставной майор воспользовался сполна. Он не спешил прокутить в Париже "выкупные платежи" своих бывших крепостных, как в это время делали многие дворяне. Был весьма охоч до прекрасного пола, но парижским кокоткам от него не перепало ни гроша. Выстроил новую усадьбу рядом с отошедшей к нему при разделе с родней мельницей, разбил фруктовый сад с аллеями роз и сирени. "Для расширения хозяйства он арендовал еще два соседних крупных имения... пристроил к мельнице круподерку и маслобойку (для льна и конопли), открыл лавку. Сил и энергии у него был неисчерпаемый запас. Без дела сидеть не мог. Рядом с рабочим кабинетом он устроил большую мастерскую - место отдыха от письменных занятий. Там он столярничал, слесарничал, клеил, переплетал и т.д."3.

За что современники "травили" поэта Афанасия Фета

Сам по вечерам расплачивался с поденщиками. "Как низки были тогда цены: баба - 20 копеек, мужик - 30 копеек в день, на своих харчах; самому лучшему, так сказать квалифицированному рабочему, - 40-50 копеек"4.

Не имея претензий обустроить Россию, отставной майор с успехом обустроил одно отдельно взятое родовое имение, сохранил его в целостности и привел в блестящий вид.

А. Васнецов. Родина. 1886 год.

"Чувствовать особую любовь к земле..."

Отчего другие помещики не последовали примеру Михаила Петровича, предпочитая хозяйствовать по старинке: закладывать, перезакладывать, а затем распродавать свои имения? Причина проста. "Если учесть затраченные на это усилия и денежные средства - прибыль получалась ничтожная. Только интенсивное, многопольное хозяйство могло дать верный доход. Да и то не более 4% с положенного в землю капитала. Надо было чувствовать особую любовь к земле и сельскому хозяйству, чтобы им при таких условиях заниматься"5. Это свидетельство мемуариста бесценно, ибо прекрасно корреспондируется с классическими произведениями русской литературы - романом Толстого "Анна Каренина" (1873-1877) и рассказом Чехова "О любви" (1898).

 Wikipedia.org
250 лет назад осудили Салтычиху

Ничтожность прибыли - главная причина того, почему дворянские сыновья, получившие университетское образование и приучившие себя к так называемому интеллигентному образу жизни, не желали возвращаться в родительские имения и вести хозяйство. Вспомним чеховского Павла Константиновича Алехина: "...я, образованный человек, знающий языки, вместо того, чтобы заниматься наукой или литературным трудом, живу в деревне, верчусь как белка в колесе, много работаю, но всегда без гроша". Но таких, как Алехин, было, увы, слишком мало.

Была еще одна, помимо малой прибыли и тяжелого труда, причина, отвращавшая образованных людей от желания жить в деревне и заниматься сельским хозяйством, - непростые отношения помещика с окрестными крестьянами и враждебность крестьянского мира к чужаку. Они охотно селились в деревне летом в качестве дачников (и тогда не возникало никаких конфликтов с местными), но не готовы были на весь год погрузиться в деревенскую жизнь с ее неизбежным идиотизмом, мелочными заботами и дрязгами. Мужика они не понимали, не любили и боялись.

И. Богданов. За расчетом. 1890 год.

Вспомним исповедь чеховского Михаила Полознева - главного героя повести "Моя жизнь" (1896):

"В деревне новичков встречают неприветливо, почти враждебно, как в школе. Так встретили и нас. В первое время на нас смотрели, как на людей глупых и простоватых, которые купили себе имение только потому, что некуда девать денег. Над нами смеялись. В нашем лесу и даже в саду мужики пасли свой скот, угоняли к себе в деревню наших коров и лошадей и потом приходили требовать за потраву. Приходили целыми обществами к нам во двор и шумно заявляли, будто мы, когда косили, захватили край какой-нибудь не принадлежащей нам Бышеевки или Семенихи; а так как мы еще не знали точно границ нашей земли, то верили на слово и платили штраф; потом же оказывалось, что косили мы правильно. В нашем лесу драли липки. Один дубеченский мужик, кулак, торговавший водкой без патента, подкупал наших работников и вместе с ними обманывал нас самым предательским образом: новые колеса на телегах заменял старыми, брал наши пахотные хомуты и продавал их нам же и т. п."

 Алексей Никольский/ РИА Новости
Дороги Родины: Лермонтов из Середниково

С этими же проблемами столкнулся и Владимир Ильич Ульянов (Ленин), когда его мать Мария Александровна купила хутор рядом с деревней Алакаевка, в 50 верстах восточнее Самары. В течение пяти лет, с 1889 по 1893 год, он проводил там летние месяцы. Вспоминает Мария Ильинична Ульянова: "Покупая это именьице, мать надеялась, что Владимир Ильич заинтересуется сельским хозяйством. Но склонности у Владимира Ильича к последнему не было. <...> Хозяйство не пошло, и от него скоро отказались..." Крестьяне украли у Ульяновых коня-тяжеловоза и двух племенных коров. Дело не удалось решить "по совести", и оно дошло до суда. Община была вынуждена заплатить за кражу. Однако Мария Александровна сочла за благо продать хутор. Почему так получилось, Ильич однажды без обиняков признался своей жене Надежде Константиновне Крупской: "Мать хотела, чтобы я хозяйством в деревне занимался. Я начал, было, да вижу - нельзя, отношения к мужикам ненормальные становятся"6.

Даже Менделеев, сознательно стремившийся жить в согласии с крестьянами, не избежал общей участи. "Огорчали частые потравы, порубки, самовольные покосы..."7.

И. Репин. Барышни среди стада коров. 1880 год.

"Я из Петербурга руководил всем..."

По наблюдениям Павла Павловича Менделеева, люди, подобные его дяде-помещику и героям Толстого и Чехова, были всего-навсего "счастливым исключением" в унылой и беспросветной деревенской жизни. Но как же мощно удалось им преобразить жизнь вокруг себя! "Благодаря им возникли образцовые культурные центры, где находило себе хороший заработок окрестное население. Здесь оно училось новым, более культурным приемам обработки земли; здесь же получало и лучшие сорта зерна для посева"8.

Будь таких "исключений" на порядок больше, и ход Истории был бы иным.

Павел Павлович нашел весьма элегантный способ совмещать свою наследственную любовь к земле родового имения с успешной карьерой в Петербурге. Женившись, он с весны 1901 года решил сам вести хозяйство в Мишково, предварительно мало-помалу скупив у родных их части имения и не продлив контракт с крестьянином-арендатором. "Пользуясь отсутствием всякого надзора, он выжал из имения все соки и окончательно его разорил за 12 лет аренды. <...> Но во что мне это обошлось! Дешевле было бы купить новое большое имение. Пришлось произвести капитальный ремонт всех построек, возвести несколько новых, купить весь новый инвентарь, заменить старый, выродившийся скот новым, вновь завести конский завод, корчевать наполовину запущенные и заросшие поля, дренировать их, давать им усиленное удобрение, рыть канавы...

 Постоянный Комитет Союзного государства.
Усадьбе Ильи Репина в Здравнево подарили уникальные фотографии

Я из Петербурга руководил всем, три раза в неделю получая от управляющего подробные донесения о ходе работ. Мне сообщали даже ежедневный удой каждой коровы"9.

Чета Менделеевых очень любила свое имение. Супруги без малейшего сожаления отказались от заграничных поездок и все свободное время проводили в Мишково, благо вакационный отпуск у Павла Павловича был изрядный: четыре месяца, когда он служил в Государственной канцелярии; два с половиной - после перехода в Канцелярию Комитета министров10. "Жена оставалась там целое лето, а я два месяца отпуска, да еще, пожалуй, набегал месяц от частых контрабандных наездов из Петербурга, дня на три-четыре"11.

И. Репин. Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 года, в день столетнего юбилея со дня его учреждения. 1903 год. (В общении с этими сановниками проходила служебная деятельность автора мемуаров.)

"Небывалые для севера урожаи..."

Карьера Павла Павловича складывалась удачно. Через 14 лет после окончания Училища правоведения он стал самым молодым действительным статским советником Российской империи за то, что виртуозно составлял высочайшие рескрипты, столь высоко ценимые сановниками. Менделеев был добросовестен и умел хорошо писать. "А толковых писак, умевших связно, сжато и логично выражаться, весьма ценили. Как это ни странно, их было очень мало. Один, два и обчелся. И так везде - во всех канцеляриях и министерствах"12. В 1909 году молодым тайным советником он вышел в отставку, получив в награду за службу высокую пенсию 3500 рублей в год, поселился в Мишково и решил устроить жизнь по своему вкусу. К началу мировой войны родовое имение было в цветущем состоянии и давало изрядный доход.

"Обильно удобренная и превосходно обработанная земля стала приносить небывалые для севера урожаи. Словом, заветная моя мечта осуществилась. Мишково и его хозяйство сделались одним из культурных центров Тверской губернии. <...> Только теперь вполне почувствовал, как мало склонен был я к тому делу, которому, однако, добросовестно служил почти четверть века. <...> Судьба давала мне щедро то, в чем отказала 25 лет тому назад. Сельское хозяйство и общественная деятельность, а в виде отдыха и развлечения поездки за границу... театр, музыка, книги, картины и никакого начальства!.. Пять летних месяцев в Мишкове, пять месяцев в Петербурге, два зимних месяца за границей. <...> И в Петербурге, и за границей получал еженедельные отчеты о всем, что делается в Мишково, о всех работах, об удое каждой коровы, о количестве сбитого масла. По каждому отчету посылал свои замечания и указания"13.

За что арестовали председателя колхоза имени Ильича Григория Краснова

Неизбывная трагедия "России, которую мы потеряли": жизнь в деревне не только красным летом, но и зимой воспринималась как добровольная ссылка. Образованный человек на словах твердил о своем "долге народу" и даже периодически забавлялся "хождением в народ", но не был готов посвятить свою жизнь неблагодарному, незаметному и тяжелому труду в наследственном или благоприобретенном имении. Он предпочитал демонстративно разрывать все связи с якобы "позорным и постыдным" прошлым, нежели созидательно трудиться в настоящем. Будь иначе - и возвеличенный русской литературой тип "лишнего человека" утратил бы свое поэтическое очарование в глазах образованного общества, а "лишние люди" нашли не воображаемое, а реальное применение своим способностям и силам.

Увы, эта ключевая проблема вплоть до последних мгновений Российской империи так и не была ни осознана, ни сформулирована. А потом на много поколений вперед ее играючи "решили" большевики, ломая страну о колено...

Надгробная плита на могиле П.П. Менделеева. Париж. Кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Надгробная плита на могиле П.П. Менделеева. Париж. Кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

P.S.

В марте 1919 года Павел Павлович Менделеев эмигрировал во Францию, где в июле 1951-го упокоился на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Мишково большевики превратили в совхоз, присоединив к нему несколько соседних имений. Затем Мишково вошло в состав села Кузьминское, где в 2008-м проживало 232 человека. Чем они занимаются в наши дни, неизвестно.

Как в 1936-м крестный ход "поставил крест" на антирелигиозной работе властей

1. Менделеев П.П. Свет и тени в моей жизни: Обрывки воспоминаний. 1864-1933. М. Кучково поле, 2017. С. 52.2. Там же. С. 51-52.3. Там же. С. 53.4. Там же. С. 56.5. Там же. С. 50.6. Цит. по: Иванский А.И. Молодой Ленин. Повесть в документах и материалах. М.: Политиздат, 1964. С. 499, 500.7. Менделеев П.П. Свет и тени в моей жизни: Обрывки воспоминаний. 1864-1933. С. 48-49.8. Там же. С. 51.9. Там же. С. 63-64.10. Там же. С. 226.11. Там же. С. 151-152.12. Там же. С. 114.13. Там же. С. 64, 227, 228, 229.

https://rg.ru/2019/02/04/rodina-mendeleev.html
Количество просмотров:4

Материалы по теме

Загрузка...
Загрузка...

Картина Дня

Мнения

Видео