Киев наш

8.11.2018
С таким - в разведку

Полковника Владимира Бродского по праву считают самым старым милиционером Винницкой области. Ему - 108 лет. Живет Владимир Константинович в доме у дочери Валентины. Супруга Анастасия умерла несколько лет тому назад - вместе с нею Бродский прожил почти 85 лет.

Ухоженный по-сельски дворик, небольшой домик с евроремонтом и бойкий озорной старичок, который уже почти ничего не видит.

"Я родился в бедной крестьянской семье, - вспоминает Владимир Константинович. - Совсем маленьким работал у местного кулака. Отец служил в царской армии, а в 1918 году погиб на фронте. Пришлось мне в пастухи идти".

Затем по комсомольской путевке уехал на Донбасс, где трудился на шахте. После - служба в Дальневосточном военном округе.

Войну Владимиру Константиновичу пришлось пройти от первого и до последнего дня, встретив Победу в Кенигсберге.

В 1943 году Владимир Константинович был командиром взвода разведчиков.

"Мы воевали за Брянск, за Воронеж, Курск, потом Украину освобождали", - уточняет ветеран.

Мальчики с голодными глазами  Sovfoto/UIG via Getty Images --> Sovfoto/UIG via Getty Images 75 лет назад советские войска освободили Киев от фашистов

После форсирования Десны взвод Бродского стоял на Лютежском плацдарме, из которого и начали форсировать Днепр.

"А параллельно бои за Киев велись из Букрина, но взять город не удавалось - на востоке стояли 10 немецких дивизий, поэтому и было принято решение о создании Лютежского плацдарма на севере Киева. Нашим удалось закрепиться на Букринском плацдарме, а с 25 октября из Букрина войска перебрасывали на Лютежский плацдарм, чтобы пробовать наступать с этого направления, а 3 ноября началось наступление".

Помнит ветеран и так называемую черную пехоту: гражданских, которых призывали, чтобы взять столицу Украины.

"Сейчас много говорят о том, что насильно призывали, кидали в бой как пушечное мясо. Что хочу сказать: да, тяжело было, и оружия всем не хватало, и одеть-обуть не могли каждого. Но многие сами шли. Был боевой дух. Многие побыли в оккупации, знали, что такое жить под немцами. У меня во взводе двое таких новобранцев было, лет по 18. Жалели мы их по-отечески. Мальчишки совсем, с голодными глазами. Мы их накормили, а потом я лично к командиру пошел, чтобы новобранцам хоть что-то потеплее дали..." - вспоминает Владимир Константинович.

За это умереть не страшно

Воспоминания о взятии Киева очень страшные. Было все - и река, почерневшая от крови, и тысячи трупов, и шквальный огонь. Из соседних сел люди несли все, что могло пригодиться при переправе наших воинов через реку - доски, древесину. Из них сооружали нехитрые приспособления для переправы.

 РИА Новости --> РИА Новости День освобождения Киева в современной Украине больше не праздник

"Хуже всего было, если такие самодельные лодки или плоты переворачивались в воде. Было холодно. Побывав в холодной воде, можно было сразу умереть. Костры на берегу разжигать было строго запрещено - это же прямая наводка для противника. Помню свои ощущения во время штурма. Все стали каким-то целым, единым организмом, который был натянут как стрела. Я о доме своем в Винницкой области думал. Такое меня зло разбирало, что там сейчас немцы живут. Каждый готов был умереть, лишь бы Киев взять", - вспоминает Бродский.

К утру 6 ноября взводу Бродского удалось высадиться на правом берегу возле села Сухолучье.

А вот посмотреть на Киев Владимиру Константиновичу не довелось: "Уже на подходе к Сухолучью вдруг почувствовал резкую боль в груди. Расстегнул шинель, нащупал липкую кровь. Ну, думаю, отвоевал я свое. Минута проходит, вторая, третья, кто-то меня под руки хватает, а я все не умираю... Где-то через час меня на носилках две девочки-санитарки вынесли. А мне было не жалко умереть - я ведь тогда уже понимал, что Киев мы взяли.

А раз Киев наш, значит, и Украина будет нашей".

Конкретно

778 дней Киев был в оккупации.

До начала войны в Киеве проживали 800 тыс. жителей, а к моменту освобождения осталось 180 тысяч.

В Бабьем Яру расстреляны около 200 тысяч человек.

Свыше 100 тысяч человек погибли в Дарницком и Сырецком концентрационных лагерях.

За время оккупации в Киеве были разрушены 940 зданий, 1740 домов, 3600 частных домов, все мосты, водопровод, канализация и транспортное хозяйство.

За два года оккупации были разрушены киевские святыни, и прежде всего Киево-Печерская лавра.

Изначально, заигрывая с оккупированным населением, немцы открыли лавру. Комендант Киева пожелал посетить ее пещеры. Осмотр начался с Ближних пещер.

 РИА Новости www.ria.ru --> РИА Новости www.ria.ru Как Киево-Печерская лавра стала духовным центром Руси

Монах-экскурсовод шел впереди с зажженной свечой, за ним немцы с электрофонариками. Около раки преподобного Спиридона Просфорника, почившего 800 лет тому назад, немец остановился и спросил, из чего сделаны эти мощи. Монах стал объяснять, что это тела людей, своей святой жизнью сподобившихся нетления. Комендант рукояткой пистолета ударил по руке преподобного Спиридона. Потемневшая от веков кожа лопнула на запястье, из раны хлынула кровь (следы засохших потоков ее заметны и сейчас на руке преподобного). Комендант в ужасе бежал.

...За годы оккупации в Германию были вывезены многие ценности Лаврского музея, часть архивов Киевских митрополитов, книги из библиотеки Петра Могилы.

При отступлении был приказ о выселении в течение 48 часов всех жителей Киева от берега Днепра до улицы Саксаганского.

Изгнание сопровождалось избиением тех, кто отказывался уходить, в том числе и монахов. Фашисты размозжили голову почитаемой всем верующим Киевом столетней схимнице Серафиме. Часть послушников и монахов отправили на принудительные работы в Германию. И забили насмерть 72-летнего иеродиакона и настоятеля лавры отца Иринарха.

https://rg.ru/2018/11/08/v-nachale-noiabria-1943-goda-iz-stolicy-ukrainy-vyshvyrnuli-fashistov.html
Количество просмотров:1

Материалы по теме

Загрузка...
Загрузка...

Картина Дня

Мнения

Видео