Европа хотела бы повоевать в Ливии. Но ей страшно

22.01.2020
Судя по утечкам в западных СМИ, среди официальных лиц Евросоюза набирает популярность идея очередной военной авантюры, в которую некоторые политики готовы вписаться даже без участия США, а вполне самостоятельно. На этот раз горячие брюссельские головы хотят повоевать в Ливии. Если эти сторонники силового решения ливийского конфликта действительно организуют полноценное силовое вмешательство, то это, с одной стороны, будет заявкой на восстановление европейской сферы неоколониального влияния в Северной Африке и Средиземноморье, а с другой стороны — открытием настоящего геополитического ящика Пандоры.
Агентство Bloomberg со ссылками на неназванные "официальные лица Евросоюза" сообщает о силовых планах, обсуждающихся в Брюсселе:

"Европейский союз может развернуть военную миссию, чтобы помочь обеспечить соблюдение эмбарго на поставки оружия и возможное прекращение огня в Ливии, поскольку блок (Евросоюз) пытается сдержать конфликт, в который вовлечены Россия и Турция и который угрожает дестабилизировать Средиземноморье. Хотя в понедельник (20 января. — Прим. ред.) на встрече министров иностранных дел ЕС в Брюсселе не было принято никаких решений, два чиновника, присутствовавшие в ходе обсуждения, заявили, что был достигнут консенсус в отношении того, что следует начать подготовку к расширению военно-морской и воздушно-патрульной миссии".

Нельзя не заметить, что вопрос силового участия Евросоюза в ливийском конфликте был поднят после того, как начал фиксироваться определенный прогресс в вопросе решения "ливийской проблемы" за счет совместных усилий руководства России и Турции. Очевидно, что российско-турецкие усилия по нормализации ситуации еще далеки от достижения цели, однако, вероятно, сам факт дипломатических успехов Москвы и Анкары воспринимается некоторыми европейскими политиками и чиновниками как своего рода унижение и урезание сферы влияния Евросоюза в Средиземноморье, которое многие в Европе привыкли воспринимать эдакой зоной особых интересов. Показательно, что никаких по-настоящему заметных усилий на ливийском направлении европейские страны до недавнего времени не предпринимали, но сейчас у них проснулось желание показать миру, что именно Брюссель является главным игроком в регионе.
В центре внимания
Конфликт в Ливии и его последствия. Продолжение
20 января, 20:33
При большом желании (и соответствующей лошадиной дозе политической наивности) можно было бы попытаться найти в идее использования евросоюзных военных кораблей и самолетов для обеспечения оружейного эмбарго и соблюдения перемирия попытку реально помочь установлению мира в страдающей стране. Проблема в том, что это (подчеркнем еще раз, до боли наивное) объяснение никак не стыкуется с той информацией, которую чиновники Евросоюза "слили" американскому информационному агентству после брюссельской встречи министров иностранных дел.
"Один из участников встречи в понедельник сказал, что Евросоюз не может ожидать, что его воспримут всерьез, если он не сможет задействовать силы для патрулирования соседнего пространства", — пишет Bloomberg, также подчеркивая: "Европейские лидеры пытаются закрепиться в Ливии после того, как они вне игры на фоне того, что Россия и Турция поддерживают противоборствующие стороны в конфликте".
Военные корабли и самолеты, летающие над Ливией и патрулирующие ее берега, — это не вестники мира, а своего рода "психологический инструмент", с помощью которого европейские лидеры собрались восстановить уважение к себе, добиться того, чтобы их наконец-то воспринимали серьезно, а также перестали решать региональные проблемы без учета их мнений и интересов. С психологической точки зрения понять эту потребность можно, с практической точки зрения — вряд ли эта схема принесет те результаты, на которые рассчитывают ее авторы.
Обеспечение оружейного эмбарго с помощью военно-морского флота конкретной европейской страны — это почти бесполезная затея с практической точки зрения. В Ливии уже более чем достаточно самого разного оружия, и Ливия — не остров, то есть доставить в страну оружие в случае необходимости можно не только по морю.
Возможно, насыщение военными кораблями прибрежных вод Ливии затруднит работу нелегальным организаторам массовой миграции из Африки в Евросоюз, для которых Ливия стала любимым перевалочным пунктом и настоящей логистической базой, но это опять же в теории. На практике возникает проблема, связанная с тем, что делать с перехваченными лодками и судами, которые буквально "набиты" нелегальными мигрантами. Топить — нельзя по политическим причинам и гуманистическим соображениям, высадить в ближайшей стране Евросоюза — нельзя, потому что Италия (а именно ей в таком случае предстоит принять дополнительных беженцев) резко против, тем более это обнуляет сам смысл операции, везти их куда-то в другие европейские страны — тоже проблематично, а "сгружать" их назад на ливийский берег — почти бессмысленно, ибо тогда весь процесс с большой долей вероятности повторится сначала.
С попытками обеспечить соблюдение перемирия в ливийской гражданской войне еще больше проблем. Для полноценной военной интервенции нужна соответствующая группа войск, но это полбеды, потому что при большом желании некую боеспособную силу Евросоюз, конечно, собрать может. Но вот с готовностью европейских избирателей получать известия о гибели солдат на ливийской земле (а жертвы, скорее всего, будут) возникнут большие сложности, особенно с учетом того, что во многих странах ЕС избиратели до сих пор очень плохо относятся к американской интервенции в Ираке и увидят в ливийской военной авантюре ее повторение в европейском исполнении. Остается вариант использования военно-воздушных сил для того, чтобы под предлогом обеспечения перемирия бомбить те ливийские силы, которые не нравятся брюссельским "ястребам". Проблема в том, что все остальные, в том числе опосредованные, участники ливийского конфликта будут против и, вероятно, будут принимать ответные меры, которые Брюсселю опять же не понравятся. Более того, попытка доказать мировому сообществу, что Евросоюз в самом буквальном смысле "бомбит во имя мира" вряд ли увенчается успехом.
Возможно, именно исходя из этой логики один из европейских политиков, который сообщил американскому агентству о европейских военных амбициях в Северной Африке, указал на необходимость получить согласие Совета Безопасности ООН на любую операцию такого рода. В этом сценарии можно смело ставить на то, что шансы на прохождение такой резолюции почти нулевые. Весь мир слишком хорошо помнит, чем закончился аналогичный прецедент в контексте гибели Муаммара Каддафи.
Амбиции Евросоюза можно понять: многим в Брюсселе не хочется, чтобы ливийская инфраструктура по транспортировке беженцев и особенно ливийская нефть и ливийский газ (вместе с важным для европейцев газопроводом Greenstream) оказались в руках сил, которые тем или иным образом связаны с Москвой или Анкарой и многим обязаны именно им, а не чиновникам из Парижа, Лондона или Берлина. Но правильное решение этого вопроса — переговоры со всеми заинтересованными сторонами, а не бряцанье оружием или военная интервенция. Союз сам во многом виноват в своих нынешних ливийских проблемах, и сейчас пришло время не надувать щеки и пытаться восстановить уважение к себе, а признать последствия своих ошибок и смириться с тем, что более ответственные геополитические игроки будут наращивать свое влияние в этом ключевом регионе.
Количество просмотров:11
https://ria.ru/20200122/1563687018.html

Материалы по теме

Материалы по теме

Картина Дня

Мнения

Видео