Эксперты рассказали, чего ждут от выборов в Европарламент

26.05.2019
БРЮССЕЛЬ, 26 мая - РИА Новости. Выборы в Европарламент, ключевым днем голосования на которых станет воскресенье, не только покажут срез настроений в 28 странах Европы и определят расклад сил в европейских структурах на следующую пятилетку, но и выявят уровень интереса избирателей к общеевропейской повестке: опрошенные РИА Новости эксперты отмечают фрагментированность политического ландшафта и восприятие этого голосования как менее приоритетного по сравнению с национальным.
Выборы в Европарламент проходят 23-26 мая в 28 странах-членах Евросоюза, гражданам ЕС предстоит избрать 751 депутата. Внимание на этих выборах приковано к тому, смогут ли ключевые партии мейнстрима, задававшие тон политики в последние годы, удержать свои позиции в ЕП на фоне роста популярности "евроскептических" и консервативных сил. Беспрецедентную ситуацию создает также затянувшийся Brexit и избрание в новый ЕП британских депутатов, которым, возможно, придется вскоре сдать мандаты.
Тест на договороспособность
Нынешние кампания и выборы отличаются от предыдущих рядом уникальных тенденций, отмечает политолог Центра социально-политических исследований Бенжамен Биар.
"Есть два главных отличия. Первое очевидно, но является крупным элементом этой кампании: участие Великобритании. Еще несколько недель назад никто этого не ожидал. И, более того, выборы в Великобритании воспринимаются всерьез, потому что появляются новые партии, например, Change UK, которые требуют второго референдума, а с другой - "Партия Brexit" Найджела Фараджа, которая хотела бы выхода из ЕС с изначальными элементами", - сказал РИА Новости исследователь.
Другим отличием этой кампании он считает "в целом появление новых движений, которые могут еще больше фрагментировать европейский политический ландшафт". "Я имею в виду партии на национальном уровне, как например, во Франции, где партия Эммануэля Макрона, которой не было на выборах в 2014 году, идет вровень с партией Марин Ле Пен. Есть и тенденция на уровне европейских политических фракций: скажем, фракция "Европа наций и свобод" (евроскептики – ред.), которая не существовала в 2014 году и появилась позднее, также может способствовать фрагментации политического ландшафта за счет националистических, выступающих за суверенность и даже крайне правых. Они могут объединиться вокруг некоей европейской фракции", - размышляет эксперт.
Он также считает, что можно ожидать "больше трудностей с формированием большинства между "Европейской народной партией" (ведущей политической силой в ЕС – ред.) и социалистами, а вместе они правят уже порядка 15 лет".
"Также нужно посмотреть, сможет ли усилиться группа европейских либералов, с учетом неплохих позиций движения Макрона, которое состоит с ними в альянсе. Или даже - во всяком случае, это их намерение - получить исполнительный мандат: например, руководство ЕК или Европарламента, это две должности, о которых можно думать", - говорит политолог.
"Еще одна тенденция, которую мы видим в Европе, это усиление националистов, крайне правых и в целом выступающих за суверенность партий, которые развиваются в ряде стран. Посмотрим, в какой мере эти новые образования могут усложнить формирование коалиции. Трудно себе представить, например, партию Ле Пен в коалиции с социалистами или "Европейской народной партией". Также посмотрим, в какой степени события в Австрии нанесут удар по политической группе, в которой состоит "Австрийская партия свободы", - отмечает он.
При этом исследователь говорит, что "не рискнул бы держать пари на кандидатуру нового главы ЕК". По его мнению, либералы, как и социал-демократы, могут претендовать на должности. "Тут вынести суждение трудно, как и трудно будет для такого политика как Сальвини, например, и кандидатов, выиграть руководство ЕК. Сейчас сказать сложно, хотя уже несколько лет главой становится, как правило, выходец из "Европейской народной партии", - говорит эксперт.
Проверка электората
При этом аналитик отмечает, что "европейские выборы воспринимаются многими как выборы второго порядка, воспринимаются избирателями, партиями и некоторыми СМИ как менее важные по сравнению с национальными". Он также указывает, что в ряде случаев выборы в ЕП совмещены с местными, как например в Испании или Бельгии, где избирать будут и федеральный, и региональный уровень. По его мнению, одновременное проведение выборов способствует тому, что "местные вопросы выходят порой на передний план".
Исследователь Института политических наук Левенского университета Виржини ван Ингельгом также отмечает, что мобилизация электората на европейских выборах имеет многолетнюю тенденцию к снижению.
"Тенденция к снижению явки наблюдается с самых первых европейских выборов, потому что долгое время они воспринимались как выборы второго порядка, вопросы, которые там стояли, воспринимались как менее важные, но это, конечно, не значит, что они такими были. Поэтому мы наблюдаем разницу между участием в европейских и национальных выборах", - поясняет социолог.
По ее словам, "еще в 2014 году, на прошлых выборах, были ожидания, что ситуация изменится, но даже с учетом разных кризисов это повлияло только на стабилизацию низкой явки". "Разница между странами была от 30 до 90 процентов в государствах с обязательным голосованием. То есть существуют видимые национальные отличия. Например, в странах Восточной Европы после их вступления и первых выборов наблюдалось возвращение к уровню явки, примерно соответствующий классическим показателям, то есть очень низким. Поэтому прогнозировать трудно с учетом такого разброса", - говорит эксперт.
Она считает необходимым учитывать, что на участие избирателей в выборах влияют не только вопросы, которые там ставятся. "Это вариант больше для людей, которые интересуются политикой, но в отношении тех, кто в обычном смысле политикой не занимается, нет оснований полагать, что они как-то заново мобилизуются. Если есть увеличение, то среди граждан, которые уже политизированы на национальном уровне", - добавляет исследователь.
Эксперт отмечает, что "граждане имеют тенденцию проецировать национальные рамки на европейские, то есть они оценивают ЕП теми категориями, которыми оценивают и национальные парламенты". "Наблюдается сильная связь между доверием к национальному и европейскому парламенту. Хотя в ряде стран происходит так, что, раз не работает на национальном, давайте смотреть на европейский, как в Италии, например, где в течение многих лет доверие к ЕП было выше", - указывает эксперт.
"Понимают ли граждане работу ЕП? Я считаю, что это скорее не вопрос понимания или знания, потому что многие граждане политически не активны, от них же никто не требует знать, что принимал их национальный парламент за последние несколько лет. То же касается и ЕП. Это больше вопрос того, как это преподносится национальными элитами, потому что были примеры негативного представления того, что делает Европа", - отмечает она.
Фактор Brexit
Результаты выборов в ЕП в Великобритании, которая голосовала еще 23 мая, хоть и не имеют большого практического смысла, учитывая, что Лондон не отказался от идеи покинуть ЕС, но будут иметь большое символическое значение.
"Для Великобритании выборы в ЕП, по существу, не имеют смысла с практической точки зрения, но имеют огромное символическое значение, поскольку они будут указывать на политические настроения и рассматриваются некоторыми как повторный референдум", - считает эксперт Центра европейской политики Лариса Бруннер.
По ее словам, если "Партия Brexit" Найджела Фараджа "получит больше мест, чем любая другая партия, в то время как консерваторы и лейбористы потеряют поддержку, как это вероятно и будет, то отношение к Brexit среди консерваторов и части лейбористов может ужесточиться". "Это может увеличить вероятность того, что следующий лидер консерваторов будет сторонником Brexit, и при этом выхода без сделки", - предостерегает она.
Что касается отставки премьера Терезы Мэй, то это событие, по мнению Бруннер, "будет иметь незначительное влияние на суть процесса". "Выбор, стоящий перед Великобританией - выход с договором, без договора или остаться - а также арифметика в парламенте останутся прежними, при условии, что не будут проведены досрочные всеобщие выборы", - считает она.
"Однако политика процесса может измениться. Если сторонник жесткого Brexit сменит Мэй, возможно, он или она может встретить меньше симпатии со стороны лидеров Евросоюза, чем Мэй. Если это будет сочетаться с большей риторикой против ЕС со стороны правительства Великобритании, то лидеры ЕС могут оказаться менее склонными предоставить еще одну отсрочку после 31 октября, если ее попросят, что повышает вероятность выхода без сделки", - говорит исследователь.
https://ria.ru/20190526/1554920290.html
Количество просмотров:5

Материалы по теме

Материалы по теме

Загрузка...
Загрузка...

Картина Дня

Мнения

Видео