Дыра в 100 миллиардов: чем грозит Украине рекордный минус в бюджете

6.07.2019

Украинский госбюджет все глубже уходит в минус. В июне план по поступлениям недовыполнен на 17,8%, а это 7,3 млрд гривен. Вместо ожидаемых 97,4 млрд в казну поступило всего 79,3 млрд гривен.

На начало июля ситуация вообще катастрофическая: по данным Госказначейства, на 2 июля выполнено всего 6,5% от плана, а «дыра» превысила рекордные 66 млрд гривен.

Правда, начало месяца не показательно, и в дальнейшем ситуация еще выровняется, однако эксперты уверены, что бюджетный «минус» при этом никуда не денется и, не исключено, что, пробитая в казне брешь по итогам июля ещё больше вырастет.

По данным Госказначейства на 2 июля, с начала года бюджетная дыра превысила 92,6 млрд гривен, а общее недофинансирование составило 15,3%. В эту цифру опять-таки вошел большой «минус» за июль, который к концу месяца должен выровняться.

Если брать за полные 6 месяцев, с января по июнь, по данным Госказначейства, сальдо госбюджета составило минус 26,56 млрд гривен, что на 5% меньше от плана.

На данный момент минусовой счет близится к 100 миллиардам.

В то же время советник президента по экономическим вопросам Даниил Гетьманцев отмечает, что с начала года недовыполнение бюджета оценивается в 19,5 млрд грн.

«Это очень плохой результат, однако не катастрофический. Для Государственной налоговой службы и Государственной таможенной службы вполне реально сократить разрыв с планом уже в июле», — тем не менее считает Гетьманцев.

«В этом году бюджет не выполнялся еще ни в одном месяце», — говорит в свою очередь экономист Виктор Скашевский.

Среди причин эксперты называют укрепление гривны (значительная часть налогов номинируется в долларах и евро плюс таможенные платежи), проседание украинской экономики и торможение роста ВВП (по итогам первого квартала динамика составила 2,2%, при том, что в прошлом году рост составил более 3%), а также изначально завышенные показатели «для МВФ».

К примеру, от приватизации власти рассчитывали получить более 17 млрд гривен. По итогам пяти месяцев этого года из запланированных 6,2 млрд поступило лишь 216 млн гривен, то есть, почти в 29 раз меньше.

«Для международных кредиторов изначально „рисуют” приукрашенную картинку — с дефицитом бюджета не более 2,5% ВВП. Но на самом деле он достигает 5%. То есть, в Украине есть два зеркальных бюджета — для МВФ и реальный», — говорит экономист Алексей Кущ.

А так как живет страна по реальным доходам, уже сейчас нарастает недофинансирование по ряду статей, даже, казалось бы, таких защищенных, как медицина. «За 5 месяцев этого года медицина недофинансирована на 4,5 млрд гривен — вместо 15 млрд получено только 10,5 млрд», — говорит Скаршевский.

Ситуацию усугубляет предвыборная раздача бюджетных денег. Только недавно Кабмин пересмотрел бюджет Пенсионного фонда, увеличив его сразу на 30 млрд гривен (в том числе, на 15 млрд — за счет госбюджета).

В эту смету включили как уже потраченные деньги, ту же «Петину тысячу» малоимущим пенсионерам, так и только обещанные, теперь уже Гройсманом, доплаты.

Украинское издание «Страна» разбиралось, почему растет бюджетная дыра и как она скажется на жизни украинцев.

Дешевый доллар и контрабанда

Судя по отчету Госказначейства за июнь, главным «виновником» недовыполнения планов по сбору денег стала фискальная служба.

Так, по таможне недобор средств в прошлом месяце превысил 5 млрд гривен. Выполнение плана — всего 82,3%.

«Даже за аналогичный период прошлого года собрали больше почти на 961 млн гривен, хотя с тех пор объемы импорта заметно выросли», — говорит Скаршевский. По данным Минфина, за 4 месяца этого года импорт товаров и услуг в Украину увеличился на 8,3%.

За 6 месяцев 2019 года недобор по таможне — больше 18 млрд гривен.

«Основная причина недовыполнения доходной части бюджета за первое полугодие это низкие показатели по таможне. Очевидно, это связано с тем, что курс гривны был выше, чем заложено в бюджете. Хотя не исключено, что правительство заложило и лучшие показатели по борьбе с коррупцией на таможне, чем оказалось в реальности», — допускает руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий.

В Кабмине отчитались, что после «закручивания гаек» на границе летом прошлого года, таможенные платежи, по итогам 2018 года, выросли на 53,2 млрд гривен, то есть в среднем плюс 10,6 млрд гривен каждый месяц.

Но, очевидно, такого прироста уже нет, так как за июнь всего собрали порядка 24,4 млрд гривен.

Представители бизнеса также говорят, что контрабандные потоки разблокированы, просто обходятся дороже, чем ранее, за счет увеличения взяток.

Немалая часть бюджетных поступлений — это импортный НДС, ввозная пошлина и привязанные к курсу акцизы. Поэтому укрепление гривны автоматически уменьшает сумму этих платежей.

«В бюджете-2019 заложен среднегодовой курс 28,2 гривен за доллар, а в июне реальный курс составил 26,4 гривны, то есть, на 7% меньше», — поясняет Виктор Скаршевский.

Стоит отметить, что власти отчасти сами «виноваты» в укреплении гривны, так как увлеклись выпуском ОВГЗ (облигации внутреннего госзайма) с высокой доходностью, на которые «клюнули» иностранные покупатели. В итоге они массово продают доллар, что сказывается на курсе.

«За 5 месяцев этого года выпуск ОВГЗ уже составил 75% от объемов всего 2018 года», — говорит Скаршевский.

То же самое с некоторыми акцизами. К примеру, налоги на нефтепродукты в Украине привязаны к евро, поэтому снижение курса отражается на общих поступлениях. Впрочем, в этом случае сказалось еще и общее сокращение продаж в среднем на 7–10%.

Промышленность на паузе, жадный «Нафтогаз» и подозрительно щедрый Нацбанк

Бюджет подкосил и провал в украинской экономике. В главной смете страны на этот год заложен рост ВВП на уровне 3%, тогда как в реальности динамика заметно ниже. 

По итогам первого квартала, ВВП вырос, по данным Госстата, на 2,5%. И, скорее всего, ситуация не улучшится, ведь промышленное производство в Украине почти не растет. 

По данным Госстата, в мае промпроизводство увеличилось, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, на 1,6%, а за 5 месяцев 2019 года — всего на 0,9%. Несколько месяцев кряду в этом году промышленность вообще уходила в минус.

В итоге — недопоступления по налогам. Правда, в июне ГФС сработала в плюс и даже перевыполнила план на 15,3%, а это около 9 млрд гривен.

Но, по итогам первого полугодия, недобор средств составил 19,2 млрд гривен.

«В стране упала деловая активность, что отчасти связано с выборами. Многие предприятия сократили объемы производства, упали заказы на различные товары, и пока эта тенденция все еще продолжается. Плюс — на отечественной экономике сказывается массовая трудовая миграция и неблагоприятная мировая конъюнктура», — отмечает глава секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский.

Все попытки властей получить с бизнеса больше денег за счет увеличения налогов пока слабо помогают.

«Как показывает практика, чрезмерные налоги еще больше загоняют отдельные рынки в тень. Скажем, по алкоголю теневой рынок достигает 60%.

Вряд ли принесет много денег в бюджет и поднятие на 9% акциза на табак посреди года — с 1 июня», — говорит Забловский.

На бюджетных поступлениях уже сказываются и тревожные звоночки в мировой экономике. «К примеру, металлургические предприятия перечислили меньше налогов из-за снижения мировых цен на металл на 10% в первом полугодии», — добавил Скаршевский.

Показательно, что, пытаясь найти у бизнеса «лишние» деньги, в апреле Кабмин пересмотрел нормы по отчислению дивидендов в бюджет для государственных предприятий. Их увеличили до рекордной отметки в 90%, оставив лишь несколько исключений (могут платить 30% некоторые энергетические предприятий).

В итоге, скажем, Приватбанк перечислил в казну 11 млрд гривен дивидендов за прошлый год.

А вот «Укрнафта» и «Нафтогаз» оказались менее сговорчивыми. Первая компания должна отдать в бюджет порядка 5 млрд, а вторая — 10–11 млрд. Правда, платить они не спешат, посчитав, что это слишком дорого.

И сейчас пытаются оспорить эти суммы в суде. «В итоге от них в июне не поступило 15 млрд гривен», — говорит Скаршевский.

Нацбанк, наоборот, пришел бюджету на выручку. По состоянию на июнь он перечислил в казну свою годовую квоту, а, по итогам 5 месяцев этого года обеспечил 15% доходной части всего бюджета против 8,5% в прошлом году.

«Всего от Нацбанка ждали 47 млрд гривен. Но он изменил методологию и досчитал за период с 2012 по 2017 годы еще 17,3 млрд сверху, в итоге, за 2 месяца перечислил 65 млрд гривен», — подсчитал Скаршевский.

Хотя, по мнению Алексея Куща, речь может идти о выплатах за счет расформирования резервов НБУ, которые нужны для обеспечения картинки для МВФ.

На голодном пайке

Интересно, что бюджетный минус есть не только по поступлениям, но и по расходам.

«Расходуется денег по многим статьям меньше, чем было запланировано. В итоге получается парадоксальная ситуация — доходы, вроде, падают, но есть бюджетный профицит, так как и расходы недовыполняются. Причем, есть подозрения, что недовыполняются они намеренно, чтобы не „светить” огромную дыру в бюджете», — отмечает Алексей Кущ.

В апреле Минфин в своем макроэкономическом прогнозе отчитался о «временном профиците» в 7,7 млрд гривен.

По словам Куща, один из примеров скрытого недофинансирования — сокращение субсидий.

Так, согласно отчету НБУ, в первом квартале бюджетные расходы на субсидии уменьшились на 33,6%, а армия получателей сократилась на 41,6%, что в самом НБУ пояснили тем фактом, что «доходы населения продолжали расти высокими темпами».

Но в реальности снижение выплат пояснялось активной верификацией получателей — многим попросту оказывали в помощи.

Еще одна явно недофинансированная статья — различные инфраструктурные проекты. Хотя на те же дороги в бюджете на этот год заложена рекордная сумму в более чем 55 млрд гривен, по итогам первого квартала профинансировано менее 10% от плана.

Страдают даже защищенные расходные статьи, скажем, медицина.

«По здравоохранению за 5 месяцев недофинансирование составило 4,4 млрд гривен — 10,5 млрд вместо 15 млрд. По статье защита общественного порядка и судебная система недополучено 4,2 млрд, по поддержке экономической деятельности — 5 млрд (6,5 млрд вместо 11,5 млрд).

Сельскому хозяйству не додали миллиард гривен, угольной промышленности — 500 млн. Оборона недофинансирована на 1,9 млрд», — отмечает Скаршевский.

Причем, пока недофинансирование преподносится под весьма благовидным предлогом банальных «задержек» с перечислениями бюджетных средств. Или же все вообще списывается на «нюансы управления».

Скажем, в том же Минздраве говорят, что лекарства и вакцины есть, просто они «неправильно» распределены по стране из-за нерадивости главврачей и местных управлений здравоохранения. А по факту украинцы не могут ни получить бесплатные препараты в больницах, ни сделать прививки.

То же самое с получением сельхоздотаций — фермеров гоняют по кругу, заставляя оформлять пачки документов и якобы только потому, что они не успевают подать заявки вовремя, и задерживаются бюджетные выплаты.

«Но по итогам года станет понятным этот „снежный ком” недофинансирования», — говорит Кущ. По оценкам Скаршевского, он может составить 60–80 млрд гривен. 

«В общем-то сама ситуация не уникальная — такое случается едва ли не ежегодно. Думаю, осенью придется проводить секвестр бюджета, ведь, если вырастут тарифы на комуналку, нуждающихся в субсидиях станет намного больше и дефицит средств резко вырастет», — уверен Кущ.

Пересматривать бюджет придется и из-за Пенсионного фонда, дефицит которого стремительно растет, хотя его и регулярно подпитывают бюджетными деньгами.

Только недавно Кабин увеличил бюджет ПФ еще на 30 млрд, в том числе, 15 млрд дадут из общего бюджета (остальное — за счет роста поступлений ЕСВ и средств от легализации евроблях). 

Причем, смету Пенсионного фонда пересмотрели уже задним числом. Она сильно выросла на фоне предвыборной раздачи средств пенсионерам — индексации в марте и так называемой «Петиной тысяче» (разовые выплаты под первый и второй тур президентских выборов). Но планируются и новые доплаты пенсионерам.

Так, премьер-министр Владимир Гройсман собирается потратить 3,6 млрд гривен на доплаты пенсионерам, чьи пенсии меньше 2 тысяч гривен в месяц.

«В реальности дефицит Пенсионного фонда просто огромен. Но он частично перекрывается кратковременными ссудами из Госказначейства, хотя возвращать их Фонду все сложнее», — рассказал Алексей Кущ.

«Понятно, что рост бюджетного дефицита нужно будет перекрывать краткосрочными внешними займами, что еще больше увеличит общий долг», — подытожил Виктор Скаршевский.

Людмила Ксенз

http://rusvesna.su/news/1562310101
Количество просмотров:80

Материалы по теме

Материалы по теме

Загрузка...
Загрузка...

Картина Дня

Мнения

Видео